Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Читать рассказ игоря алехина простыночка

Охота на волка с подхода

Охота на волка с подхода

На Руси охота с подхода на волка сегодня самая доступная и возможна по всей территории. Очень благотворная территория в тундре, тайге, в зоне горного Алтая, в Саянах, Хакассии и в Забайкалье. К тому же есть множество мест для такой охоты и по всей России. Такой вид охоты самый увлекательный, и трофей, который достанется охотнику, принесет ему реально большое удовольствие. Потому что для такой охоты нужно быть выдержанным, настойчивым, терпеливым, выносливым, наблюдательным. Волк - это не глупый, а очень умный хищник. И победа над ним на всю жизнь останется в памяти охотника.

Секреты опытных следопытов - как правильно читать следы

Секреты опытных следопытов - как правильно читать следы

Большая часть наших лесных животных ведет скрытый, ночной стиль жизни. Поэтому именно в зимнее утро – самое увлекательное для охотника время – на снежном покрове легко можно прочесть подробную запись прошедшей ночной жизни зверька. Но проблема в том, что свои следы звери оставляют каждую ночь, и через некоторое время на снегу можно уже и не разобрать, кто ходил, когда и куда потом делся. Правда, опытный следопыт, знающий определенные секреты, всегда прочтет эту «книгу следов» без труда. И добыть зверя по следу для него будет не такой уж невыполнимой задачей.

Как ведет себя раненый кабан после выстрела?

Как ведет себя раненый кабан после выстрела?

В наше время многие охотничьи хозяйства предлагают разные услуги, которые дают возможность проверить и испытать себя на везение и профессионализм. Охота на дикого кабана обычно проходит в коллективе, но бывает, что проходит и в одиночку. Кабан - очень хитрый зверь, он доверяет своему чутью. Чувствуя опасность он, используя запущенные участки местности, стремится скрыться от охотников, и это получается у него хорошо.

Зимняя охота на зайца

Зимняя охота на зайца

Охота на зайца зимой очень интересна, но и достаточно сложна. В этот период можно по максимуму проявить навыки интеллектуальной охоты. Приходится читать следы, изучать повадки животных при различных погодных условиях. Идеальными условиями для успешной охоты на зайца считаются небольшой морозик (-2°С), выпавший с вечера снег, отсутствие ветра.

Горные стрелки

Горы. Здесь чувствуешь себя муравьем или «муравием» как говорит моя маленькая дочь. Впрочем, точнее будет выразиться, «микробом», едва себе представишь, как когда-то вздымалась и трескалась кора и мантия родной матушки Земли, образуя провалы, хребты и ущелья. В горах начинаешь понимать, что человечество вовсе не венец природы, а пленочка биомассы на ее поверхности, которую в любой момент может слизнуть мало-мальски значительная катастрофа... 

Охота на зайца

Каждый охотник с нетерпением ждёт открытия охотничьего сезона. Ах, как это здорово и свежим лесным воздухом подышать и от самой охоты получить немалое удовольствие! Ведь тут нужны и знания, и сноровка, а главное-азарт! И когда возвращаешься домой, неся в рюкзаке добычу, точно знаешь ,что эту охоту не забудешь никогда! Это самые счастливые дни в твоей жизни!
Речь пойдёт об охоте на зайцев, как об одном из видов массовой охоты, где добычей является либо заяц-русак, либо заяц-беляк.

Что утратили и что хотели бы приобрести

Ю. ТУНДЫКОВ
С интересом прочел статью И. Алехина «ТОЗ-34: уход, эксплуатация, ремонт» («Охота и охотничье хозяйство», 2006, № 2) и статью В. Гурова «Забытая классика» (там же). Но представленные в них оценки ружей ТОЗ-34 (И. Алехин) и ИЖ-54 (В. Гуров) не вполне совпадают с теми, которых придерживаюсь я. Вот почему хотел бы высказать свою точку зрения по этому вопросу.
Конечно, ружья, о которых идет речь, неплохие. Я, к примеру, до сих пор переживаю пропажу три года назад принадлежавшего мне штучного ТОЗ-34 (ружье было похищено при банальных обстоятельствах: возвращаясь с охоты, усталый, на минуту прикорнул в электричке). Оно отличалось прекрасным боем, хорошим балансом при сравнительно небольшом весе. И все-таки к моменту утраты я не испытывал прежнего благоговейного отношения к этому ружью. Достаточно сказать, что боевые пружины у него ломались трижды. И это при не очень интенсивной эксплуатации (охочусь в основном с ИЖ-26). Игорь Алехин предлагает иметь при себе на охоте запасные пружины и инструменты, необходимые для их замены. Но разве это нормально? И где, спрашивается, доставать пружины? В продажу они поступают нерегулярно и не повсеместно. Помнится, после первого случая с поломкой пружины (лет 15 назад) я буквально извелся в поисках этой детали, пока меня не познакомили с человеком, у которого имелись в избытке разнообразные запчасти к ТОЗ. Оказалось, что он специально ездил за ними в Тулу (его туда «командировали» друзья охотники).
Понимаю, что И. Алехин, обладающий, по всем признакам, навыками слесаря, способен «сработать» пружину сам. Но таких умельцев среди охотников немного, а оружейные мастерские имеются далеко не в каждом даже крупном городе (кстати, деятельность по ремонту оружия относится ныне к числу лицензируемых).

Варнак

Варнак был могучей черной лайкой с белой грудью. Кончики лап тоже были белыми, как будто кто-то случайно пролил на них молоко. Черные глаза почти всегда смотрели угрюмо, и при первом знакомстве с ним все боялись, что он может укусить. Он не позволял себя гладить, и только хозяин Сашка да я могли изредка потрепать Варнака за загривок. Это была универсальная лайка. Уходя в тайгу, можно было не беспокоиться - мясо и пушнина всегда были за ним. Лучше всего он ходил за соболем и белкой, хуже облаивал птицу - глухарей, косачей. Изюбря Варнак мог держать на отстое по нескольку дней. Соболя гнал, пока не загонял на дерево или в колоду, и своим лаем подзывал хозяина. Хуже, когда соболь уходил в каменную россыпь, тогда собака скулила от своего бессилия и ждала хозяина. Взять зверька из россыпи можно только дымокуром или обмётом - специальной сеткой с колокольчиками. Подходил Саня, и начиналась тяжелая работа по установке обмёта, после чего надо было терпеливо ждать звона колокольчиков где-нибудь в стороне, придерживая собаку на поводке. Проходили часы томительного ожидания, прежде чем соболь выходил из своего укрытия в камнях и при попытке уйти запутывался в сетке.
Кроме охотничьих достоинств, Варнак обладал еще талантом собачьего рассказчика и певца. Он мог подойти к тебе и начинал говорить - конечно, по-собачьи, но это был настоящий рассказ: он ворчал, иногда подвывал, коротко взлаивал и как будто рассказывал тебе, что ему снилось, какая была охота, что он видел. Если в момент его рассказа что-то спросить, например: "Варнак, а куда сегодня пойдем?" - он на мгновение переставал говорить, как будто слушал твой вопрос, а затем взлаивал, отвечая. Но больше всего он любил петь. Он подвывал так правильно и музыкально, что его вой можно было назвать пением, пением особым - собачьим, но именно пением.

Простыночка

Игорь АЛЕХИН
—    И что, там и ночевать есть где? — спросил Алексей, когда мы подъехали к развилке дорог на границе колхозных полей и плавневых лугов, щетинившихся сырой желто-серой травой с редкими гривками мелкого тростника. Поля, а вместе с ними и хорошая дорога, если таковой можно назвать отсыпанную гравием полосу шириной метра в три, оставались в стороне, а нам нужно было сворачивать направо на истерзанную тракторами и грузовыми вездеходами извилистую черную ленту, убегавшую по целине к мутному горизонту.
—    Ну, наверное,— неопределенно пожал я плечами.— Сказала — приезжайте... Мужик у нее вроде в курсе местных дел, расскажет, мол, и покажет. А так — сам знаешь...
—    Ну да, понятно, — кивнул Алексей, закуривая. — На словах-то оно все хорошо, а на деле... Мне вообще не везет в этих плавнях, хоть убей. Как поеду, вечно что-нибудь не так — то погоды нет, то дичи нет, то не в то место приехали.
Я заглушил двигатель, и машина замерла на развилке, словно раздумывая, стоит ли нырять в эту безобразную грязную колею навстречу непосильным потугам и неизвестности.

Охотник с легавой

Моя встреча с самым обычным московским охотником, электриком по профессии — Владимиром Борисовичем Юргановым произошла совершенно случайно у выставочного зала на Кузнецком мосту. Он обратил внимание на мой охотничий галстук с вышитой на нем головой оленя и спросил: имею ли я отношение к охоте. Я отрекомендовался, сказал, что работаю в журнале «Охота и охотничье хозяйство». Тогда он взял меня за руку и спросил: «А можно я расскажу вам о своей охоте? Я, как говорится,— легашатник. У меня ирландский сеттер. Я не представляю себе охоты без собаки. Охотник без собаки это только половина охотника».
Он стал темпераментно рассказывать о своих охотах, но я вынужден был прервать его:
— Давайте все по порядку. Когда вы начали охотиться? Когда поняли, что не можете обойтись без собаки? Когда завели собаку, где и как с ней охотитесь?
Это было не интервью. Это был цельный и, как, надеюсь, вы убедитесь, интересный рассказ. Потому я и решил изложить его в журнале словами, максимально приближенными к услышанному.