Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Сизый дрозд

Охота на горлицу обыкновенную

Охота на горлицу обыкновенную

Охота на горлицу обыкновенную проводится с подхода. Этот способ весьма удобен тем, что применение его согласуется по времени в течение дня с завершением охоты на перепела. Начинать охоту по горлице можно с 9-10 часов и продолжаться она может часов до 15-16. В лесополосах на горлицу охотиться можно и ранним утром, с самого рассвета, еще до восхода солнца. Птицы еще не отлетели на кормежку в поля, а освещение вполне позволяет вести по горлице обыкновенной прицельную стрельбу.

Ареал обитания сизого дрозда

Ареал обитания сизого дрозда
Сизый дрозд (Turdus hortulorum), это птица семейства дроздовых. Сизый дрозд – это крайне редкий гнездящийся и перелетный вид дроздов. Популяция такого вида дроздов представлена небольшой и изолированной группой, в крайней северной части России. Гнездовье сизого дрозда было найдено летом 1921 года М. И Ткаченко.

Новинки пневматического оружия

Новинки пневматического оружия
Последние оружейные выставки в России выявили новинки пневматического оружия. Они планируются продаваться не только в РФ, но и в других постсоветских странах. Поэтому будут интересны многим.

Пневматическое оружие. Каким оно бывает?

Пневматическое оружие – что же это такое? Это – устройства, внешним видом напоминающее (зачастую – просто копирующее) реальное боевое, спортивное и охотничье оружие и позволяющее стрелять пулями небольшого калибра, которые разгоняются под действием сжатого воздуха или другого газа.
Современное пневматическое оружие – это довольно серьезное изделие, которое способно разогнать пулю, весящую в пределах 0,5 грамма до скоростей больше 300 м/с, в некоторых случаях - до сверхзвуковых скоростей.

Хищные птицы

ЛУНИ
Оперение их лицевой части отделяется от оперения шеи «ошейником» или «ожерельем» из жестких перышек. Глаза обращены более вперед, чем у других хищных птиц. Цевки длинные, тонкие. Крылья длинные, острые. Оперение самцов и самок у большинства видов сильно различается. Луни (за исключением болотного) приносят большую пользу, истребляя вредителей сельского хозяйства, особенно мышевидных грызунов.
Болотный (камышовый) лунь. Длина тела 50-60 см, вес 400—600 г. Восковица, лапы и радужина желтые, когти чер-ные, клюв черный с синеватым окончанием. У взрослого самца в оперении верха тела сочетаются серый, белый и бурый (или черный) цвета. Хвост и второстепенные маховые перья серебристо-серые. Низ тела белый или рыжеватый с темным продольным рисунком. У взрослой самки голова рыжеватая с темными пестринами, верх и низ тела бурые, на горле и груди рыжеватые пятна. Молодые птицы похожи на взрослых самок. Полет его легкий, плавный, с редкими взмахами крыльев. У летящего самца бросаются в глаза светло-сизый хвост и пятна на крыльях, а у самки — светлые верх головы, горло и полосы по переднему краю крыльев. Птицы осторожны. Голос их разнообразен. Это и гнусавый писк, и свист, и звонкий крик.

Ну, заяц, погоди!...

Как ни странно, но моя охотничья карьера началась с зайцев, и, естественно, к ним был особый счет, и, словно папановскому волку, впору было кричать: «Ну, заяц, погоди!» Так, на первой охоте результативнейший охотник Горьковской области преследовал по ветру зайца чуть ли не десяток километров, а при возвращении против ветра жестоко обморозился. С тех пор прошло больше полувека, а до сих пор — руки, уши и нос не терпят холода!
Когда я стал наконец счастливейшим обладателем на редкость потрепанной одностволочки 24 калибра, то первый в жизни выстрел из ружья был опять-таки по зайцу, который, обнахалившись, прибежал днем в огород глодать деревья. Этот косой после выстрела на махах укатил за околицу, а гвоздь, что заменял боек, отразившись от курка, улетел невесть куда, не причинив мне вреда.
Мои теоретические познания о зайцах, когда я слушал с величайшим удовольствием рассказы бывалых охотников, росли, как снежный ком в оттепель. Теперь я уже мог отличить, какой след гонный, какой жировочный, какой идет на лежку, и наконец уяснил главное: заяц, путая следы, перед тем как залечь, делает сдвойку, возвращаясь в пяту, и сметку в сторону обычно под прямым углом, а самые хитрые делают по 5—6 сметок под острым углом, и, чтобы их взять, надо тут же бросать след и обходить кругом наиболее вероятные места для лежки. Кроме того, не следует терять время в короткий зимний день на распутывание жировки — ее надо просто обходить и высматривать выходной след, который обычно ведет к лежке.
В общем, в теории я преуспел, а вот на практике зайцы бессовестно надували меня, и немудрено, что я пристал к специалистам. Как это случилось — запамятовал, но в южной части райцентра Шатки, на главной улице жил знатный зайчатник, дед Шерстобитов, что никогда не спал и всю долгую ночь сидел, словно сыч, на печке, решая, куда податься на следующей охоте. И еще дед был знаменит своим прозвищем: у всех прозвища как прозвища, без них в волжско-камском крае не принято, а вот у деда экзотическое — Микадо! Отчего Микадо, почему Микадо — никто не ведал и, кто ему прилепил необычное клеймо, пояснить не мог. Да и какой он Микадо: среднего росточка, сухонький, из огромных валенок торчат, как палки, худющие ноги, на голове неизменная шапка с одним ухом, торчащим вверх, потому что этим дед хорошо слышит, а в другом ухе постоянно звенит.

Весенняя охота на медведей

В Архангельской губернии практикуется охота на медведей с лабаза на приваду — падаль. Зная любимые места медведей, где они появляются ранней весной, устраивают еще с осени низкий сруб (род избушки) из толстых кряжей в четыре угла, закрытый такими же кряжами и сверху. Кряжи прорубаются как в стенах, так и в крыше, не прикасаясь один к другому около вершка. Нижний ряд врывается в землю. С одной стороны в стене сруба делается небольшое окно, а против одного из углов стены с окном шагах в сорока устраивается на деревьях лабаз. Втащив падаль целиком в сруб, верхние кряжи крепко приколачивают к стенам длинными гвоздями. Лучше всего сруб устраивать около узкой лесной речки или озера, а лабаз — на противоположном берегу, чтобы медведь не ходил близ лабаза и не мог бы замечать следов охотника.
Запах разлагавшейся падали Топтыгин слышит очень далеко и, походив первые дни около сруба, начинает своей лапой доставать из окна падаль. Не довольствуясь вытаскиваемыми на когтях маленькими порциями, медведь иногда пробует подрыться под сруб или же разворочать его, но, при прочной постройке, попытки его остаются тщетными, почему приходится каждую ночь ему лакомиться понемногу.
Заметя посещения к срубу медведя, что узнается по уроненным елочкам, поставленным у окна, охотник в один прекрасный вечер взбирается на лабаз и большею частью убивает медведя, а иногда около одного сруба в разное время и несколько, так как медведи у нас водятся в немалом количестве.
Не успев, как выше сказано, с осени построить сруб, я в конце марта отправил верст за десять на посещаемые места медведями падаль. Возиться с постройкой четырехугольного сруба мне не захотелось, а потому я устроил из кряжей лишь две стены без крыши над прямым углом между стоящими деревьями и, наложив падаль в самый угол сруба, привязал веревкой головку и ноги последней к стоящему в углу дереву. Шагах в сорока от падали мною был построен из привезенных досок на густых елях лабаз с крышей и стенками из еловых ветвей, что делало его незаметным.