Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Охотничьи байки » Страница 9

Завирайка (Собачья душа)

А.КУПРИН
Рисунки В.ГОРЯЧЕВОЙ

Это было не только до эмиграции, но даже до революции, даже еще года за четыре до великой войны; право, мне иногда кажется, что случилась эта история лет сто или двести назад.
Я тогда зарылся на всю зиму в новгородскую лесную глушь, в запущенное барское имение Даниловское. В моем распоряжении был старинный деревянный дом в два этажа и в четырнадцать больших комнат. Отопить его весь — нечего было и думать, хотя дрова были свои и — в любом количестве. Поэтому топил я ежедневно только одну комнату, самую из них малую, в которой жил, работал и спал,— топил ее собственноручно, так же, как сам и подметал ее, и ставил себе самовар, и оттаивал воду для умывания. Никто из соседнего крестьянства не соглашался идти ко мне для услуг или на кухню: ни бабы, ни мужики, ни парнишки, хотя у меня с деревенскими и были прекрасные отношения, хотя крестьянство здесь и считалось бедноватым, хотя я и сулил за пустячную службу царскую плату, подумайте; целых три рубля в месяц.

Мой первый тигр

Ю.ЯНКОВСКИЙ

 

Это было 4 ноября 1895 года. Я воображал себя совсем взрослым охотником. Вместе с братом Александром я возвращался утром с фазаньей охоты, где пробыли три дня, на расстоянии 20 верст от имения. Накануне выпал первый ранний снег, глубиной в один фут. Мы ехали на телеге и спешили домой, чтобы принять участие в зверовой охоте. Не доезжая трех верст до усадьбы в Сидеми, мы пересекли след прошедшего ночью через дорогу тигра. Так как с нами были только дробовые ружья, мы поспешили за пульными.

Последний день волчицы

Сергей КУЧЕРЕНКО

Она была старой и немощной одинокой волчицей
. Ей крупно повезло прожить полтора десятка лет, что теперь в очень неспокойном, напряженном, со всех сторон обострившемся веке далеко не каждому «серому помещику» счастливится. Некогда большие и острые, каменно-твердые белые зубы стерлись начисто и лишь чернели пеньками в бледных деснах, Тусклая свалявшая шерсть на дряблой коже, выпирающие из нее кости, уподобившееся пустому мешку брюхо и впалые, выцветшие, слезящиеся глаза тоскливо свидетельствовали о том, что вся без остатка долгая жизнь осталась позади, а впереди, где-то совсем рядом, черно вздымалось одно лишь навечное исчезновение.

Слепыш

Б. ВОДОПЬЯНОВ

Он родился в укромном гнезде под защитой старого кедра в то время, когда пролетали на север гуси. Но их многокликих приветствий, посланных с неба, он не услышал. Его две сестренки и брат — тоже. Все они были еще неспособны к восприятию нашего мира — глухие, слепые, безликие существа; размером в полхвостика матери — юркой черненькой соболюшки. Она усердно питала детей молоком, и через месяц у них приоткрылись глаза и уши. Однако прозрели не все соболята. Один почему-то остался слепым...

Красный лисовин

Н. ЗВОРЫКИН
Как хорошо наохотиться!
Прошло, давно прошло, далеко все позади, а воспоминания, совсем не похожие на вялые сновидения, выплывают из невидимого альбома, как фотографические снимки, да такие живые, цветные, с голосами, с трепетанием осинового листа в безветренный день.
И забудешь, что сидишь в кресле, прижавшись плечом к высокой спинке. Правой рукой сжимаешь локотник кресла вместо шейки ружья, а левая движется, не то принимая участие в давнишнем разговоре, не то поправляет, ощупывает ягдташ, к которому калачиком подвешен красный лисовин. Нет, это не он, — что-то мягкое, пружинистое, маленькое, нет,— это комок мочала, настойчиво вылезающий из сиденья.

Как американцы охотятся на кабанов

А.ЧЕГОДАЕВ

«Охота на кабана — занятие для мужчин. Охота на медведя — для сверхмужчин» — так считает Джой Макгрейл. В России, согласно А. А. Черкасову, думали наоборот: «На медведя идешь — соломку стели, на кабана идешь — гроб теши». Джой удалось побывать на обеих охотах зараз, и их она считает своим охотничьим экзаменом, своеобразным «посвящением в рыцарство», признанием ее заслуг.
Однажды Билл решил взять жену в горы Смоки-Маунтинс в Северной Каролине, поохотиться, как она пишет, на «русского» кабана и черного медведя. Несмотря на то, что множество поколений диких кабанов, завезенных в Штаты в начале века из России дабы расширить спектр охотничьей фауны, уже родилось на американской земле, их до сих пор величают «русскими».

"Нестандартный" медведь

С.КУЧЕРЕНКО

Началось неожиданно и с малого. Небольшой, судя по всему молодой, но удивительно нахальный, как посчитали люди, медведь летним, еще светлым вечером пришел на совхозную пасеку около райцентра крупного приморского поселка Дальнегорск. И что удивляло: несмотря на истошный лай собак, вперемешку с криками пасечника, да еще стрельбу в воздух, зверь деловито и бесцеремонно обследовал ближайший к лесу ряд ульев и три из них разорил, уплетая мед в сотах тут же. А набузовавшись досыта, ушел неспешной развалочкой, с остановками, оглядываясь на человека и охрипшего от злого бреха пса: чего раскричались?

Схватка

Валерий ЯНКОВСКИЙ

За снежным гребнем мелькнула радужная тень; показалась освещенная солнцем пушистая голова зверя. Но в следующий миг стало ясно: меховая шапка, а там и розовое от мороза лицо брата Юрия. Мы столкнулись нос к носу совсем неожиданно, ибо утром вышли в разных направлениях. Так случается, вероятно, только на охоте, где поведение зверя диктует свои неисповедимые пути. То уводят в непредвиденную сторону следы, то вдруг выдаст лесную тайгу полевой бинокль: «высветит» на далеком косогоре рыжее, серое или черное живое пятнышко. И зверобой спешит и крадется в негаданом направлении. Так случилось и в это яркое февральское утро.

Моя первая охота

О. НОВИЦКИЙ

Мне не было и пятнадцати, когда моя старшая сестра вышла замуж и у нас появился новый член семьи. Он был значительно старше сестры, а обо мне и говорить не приходилось. Жили они отдельно, но часто бывали у нас в гостях. Олег — так звали моего нового родственника — работал кем-то на заводе, но любил охоту и любую возможность использовал для этого занятия.
Это было чем-то новым, так как в нашей семье не было никогда ни рыбаков, ни охотников, ни даже грибников. Все были сугубо городскими жителями, для которых самый большой лес был в парке напротив дома.
В это время я учился в техникуме. То небольшое время, которое оставалось после учебы, я тратил на кино, ходил к приятелям на дни рождения, летом бегал на городской пляж или просто слонялся по улицам. Мне и в голову не приходило, что природа бывает не только городская, а птицы — это не только голуби, роющиеся в помойках, или воробьи, подбирающие крошки у магазинов и лотков с пирожками. Дворовые кошки и собаки были естественным дополнением городской фауны.

За соболем

Тишина установилась необычайная. Притихли горы, потемнели голубые воды горной речки. Почти физически ощущается, как холодны они этой поздней осенью. Замерли, покрылись изморозью пунцовые шиповники в прибрежных зарослях.
Все ждет снега. И пошел снег густой мерцающей сеткой, за которой все укрылось синеватой белизной. Тайга сузилась до нескольких метров белого безмолвия и, кажется, слышишь шорох миллионов снежинок.