Мои собаки

Вся моя жизнь, сколько себя помню, была связана в той или иной степени с собаками. Мой дед и отец были охотниками. Будучи сельскими жителями, они всегда держали дома гончих.
С разрешения читателя сделаю небольшое отступление от темы, после которого вернусь к собакам. После окончания саратовских вузов мои родители поехали жить в село Поим Пензенской области.
Первой нашей собакой была гончая Венка. Всякий раз, когда я еще первоклассником возвращался из школы домой, она бежала навстречу мне сломя голову, приветливо махала хвостом, волнообразно извивалась всем телом и при этом постоянно улыбалась, морща верхнюю губу. Она с радостью бросалась мне на грудь, мы обнимались и продолжали путь к дому.

Добор подранка

М.БЛЮМ

Прежде чем начать преследование подранка, следует произвести оценку результата выстрела и определить место попадания пули, чтобы представить себе, насколько опасна рана, и исходя из этого наметить план дальнейших действий при преследовании зверя.
О результативности выстрела можно судить по поведению зверя. Если зверь падает и, вскочив, быстро уходит, это значит, что пуля только оглушила его, задев позвонок либо скользнув по лбу или нижней части рога. Если зверь делает большой скачок, то он ранен в легкие или печень. При этом он ускоряет бег, отделяется от стада (если животное относится к копытным), тычется в кусты и вскоре падает метрах в 100 или немного дальше.
При попадании пули в живот зверь сильно вздрагивает и быстро уходит, но вскоре замедляет бег и бежит сгорбившись. Раненный в переднюю ногу, сразу же падает, но тут же вскакивает и бежит на трех ногах весьма быстро. Если пуля попала в заднюю ногу, то зверь оседает назад, но сейчас же вскакивает и уходит, но не быстро.

С мормышкой за тигром

С.УСПЕНСКИЙ

Не спалось. В избушке было сыро и душно. Над ухом нудно звенел комар, под нарами скреблись и попискивали какие-то зверушки. Даже завидно было слышать мерное дыхание и похрапывание Виктора — моего спутника, а теперь и соседа.
Поворочавшись на тощей подстилке, начал было засыпать и я, но тут на грудь шлепнулось что-то тяжелое и живое. Оказавшийся под рукой фонарик высветил ползущую по мне довольно большую змею. Я, наверное, не успел даже вздрогнуть — так быстро она скрылась в какой-то щели. Но все-таки удалось рассмотреть на ней желтые поперечные полосы, узнать в змее безобидного амурского полоза — нередкого в этих местах обитателя человеческого жилья, усердного истребителя крыс и мышей.

Трубач

Иван АРАМИЛЕВ

Начинался осенний пролет. Я сидел в скрадке у лесного озера. Справа и слева от меня, на других озерах, кто-то изредка постреливал, я же не поднимал ружья, потому что табуны летели стороною.
Следовало бы перенести мой шалаш на другое место, но до того был хорош холмик с желтыми березками, на котором я обосновался, что никуда не хотелось идти.
Пригретый полуденным солнцем, я задремал. Меня разбудил выстрел, я приподнялся: за кустами, на солнечной прогалине, визжал и катался по земле Трубач — моя костромская гончая.
Невдалеке стоял охотник с берданкою в руках. Это был Митяй Рохлин, счетовод кирпичного завода, низенький веснушчатый человек с козлиною бородкой, похожей на кусок пакли. Ему всегда и во всем не везло: то у него разрывало ружье, то выскакивал от непомерного заряда «бездымки» затвор берданы и уродовал лицо, то опрокидывалась лодка, в которой он догонял подбитую на реке утку. С его именем были связаны десятки самых нелепых
и смешных происшествий в лесах, полях и на болотах.

Наш опыт работы с карело-финскими лайками

М. ШОРСТКИЙ,
председатель секции карело-финских лаек г. Екатеринбурга
Е. ЯКОРНОВ,
охотник, заводчик карело-финских лаек

Несомненно, выбор породы охотничьей собаки — дело вкуса каждого охотника. К счастью, судьба свела нас с рыжими лайками благодаря случаю, по воле которого у нас в руках оказался журнал «Охота и охотничье хозяйство», № 3 за 1968 г. В нем была опубликована первая статья Л. А. Гибет об этих лайках, а на обложке портрет карело-финской лайки, которая очень походила на одну из наших собак. В статье были впервые описаны ранее неизвестные широкому кругу охотников история появления и развития породы в Москве и Московской области, становление племенной и полевой работы, а также отличительные черты и особенности поведения карело-финских лаек. На протяжении многих лет рекомендации и мысли автора той первой статьи передавались при встречах единомышленников внутри нашего тогда небольшого, но сплоченного коллектива и в буквальном смысле были инструкцией для многих охотников-практиков. С тех пор прошло более тридцати лет... За эти годы были и другие публикации о карелках на страницах данного журнала, причем не менее интересные и познавательные, и они почти все были написаны Ларисой Артуровной. Мы знаем, как наши карелочники дорожат ее авторитетом, и благодарны ей за практические советы.

Его называют белогрудым и черным

В Приморском крае, в том числе и в Лазовском заповеднике, обитают два вида медведей: бурый и гималайский. Гималайского медведя местные охотники называют белогрудым, муравьятником и черным. Окрас шерсти этого зверя в основном черный, и только на груди белая отметина. По размерам гималайский медведь уступает бурому. Черный медведь более подвижный, более изворотливый, более ловкий. Даже взрослый гималайский медведь легче взбирается на деревья. И вообще он половину своей жизни проводит на деревьях. И берлогу он устраивает в дуплах деревьев. Если бурый медведь обитает в основном в более глухих таежных участках с темнохвойной тайгой, то гималайский придерживается экосистем с более разнообразной растительностью. Его постоянные индивидуальные участки располагаются в долинах рек, ключей, широких распадков и пойменных урочищах.
Численность бурого медведя выше в северных районах Приморского края, а гималайского — в южных. Специалисты считают, что в северных районах на 10 бурых приходится один гималайский. В южных районах эта пропорция соблюдается с точностью до наоборот: на 10 черных медведей приходится один бурый.

ДЖАН

Сергей КУЧЕРЕНКО
Рисунки Б. Игнатьева

В небольшой военно-морской базе, удобно расположившейся между морем и полной зверем и птицей приморской тайгой, служили два закадычных друга, которых сослуживцы звали Неразлейвода. Оба зрело-мужественных лет, оба офицеры корабельной службы, и при том же оба заядлые охотники. У Владимира Ивановича был красивый сильный кобель по кличке Джан — чистых кровей западно-сибирская лайка, хорошо воспитанная и натасканная. Иван Владимирович же предпочитал спокойную охоту собственными силами, собак не признавал, а их лая в лесной тиши вообще терпеть не мог и даже раздражался, потому что любил лесной покой, любил смотреть, слушать и думать в полном уединении, без шумовых раздражителей, особенно собак, требующих к себе напряженного внимания.

На соболя с фонариком

В. ЛОСЮК

Много лет я охотился с лайкой в Восточном Саяне. Резсо расчлененный рельеф, обилие валежника, курумы и густой подлесок делали охоту в этих краях весьма трудоемкой. Ко всему же древостой, представленный здесь в основном пихтой, кедром и елью, достигает громадных размеров. Соболь, настигаемый собакой, стремится спрятаться на самом могучем в округе дереве. Зверек прекрасно знает такие деревья в своих угодьях. Приходилось гнать соболя по чистейшему березняку. И, услышав лай собаки, радуешься: «Соболь сидит на березе. Я подойду, увижу его сразу и сразу стреляю». И разочаровываешься, увидев среди берез могучий кедр или ель. Соболь прячется на нем. Приходилось терять час или два на то, чтобы рассмотреть среди зелено-серой массы хвои и веток буроватый комочек. Бинокль, конечно, помогает в таких ситуациях, но не всегда. Еще тяжелее разглядеть соболя в густом пихтаче, где деревья загораживают друг друга, и удачную позицию для обозрева выбирать приходилось часами. Редко помогает обстрел дерева. Иногда лазил на дерево и стрелял соболя там. А в сумерках добычу приходилось бросать.

Следы рыси

Н.РУКОВСКИЙ

Рысь распространена в России по всей лесной зоне от Прибалтики до Камчатки включительно. Она населяет преимущественно смешанные и лиственные леса, перемежающиеся с гарями, болотами, вырубками, находящимися на разных стадиях зарастания, лесными покосами, не избегает окрестностей небольших лесных поселков. Сплошные хвойные леса для нее не характерны.

Рысь старается не попадаться на глаза человеку, и в этом ей помогают бесшумная поступь и исключительно острый слух. Однако присутствие хищника в угодьях выдают разнообразные следы его жизнедеятельности.
Как и другие представители семейства кошачьих, рысь относится к пальцеходящим животным. Ее широкие округлые лапы снабжены острыми крутозагнутыми втяжными когтями. На передних лапах по пять, на задних — по четыре пальца. Первые пальцы на передних лапах расположены высоко и на следу не оставляют отпечатков. Не оставляют отпечатков и когти зверя на обычных аллюрах. Только при броске на добычу или при преодолении какого-нибудь препятствия, например лужи на скользкой дороге, рысь выпускает когти, и они оставляют на земле заметные отметины.

Уход за ружьем

X. БУТУРЛИН

Почти в каждой книге по охотничьему Оружию есть глава, посвященная уходу за ружьем. Советы эти, несколько видоизменяясь со временем, в то же время во многом повторяют друг друга. Это неудивительно: ружье — как машина — в принципе почти не менялось с начала нашего столетия. Поэтому иногда полезно обратиться к классике: недаром говорят, что все новое — это хорошо забытое старое.
Ружье — машина совершенно своеобразная. Отдельный рабочий прием этой машины длится всего сотые доли секунды (продолжительность одного выстрела). А в течение целого года охоты наберутся всего только сотни или тысячи этих отдельных приемов. Значит, за целый год настоящей работы ружья наберутся не дни и не часы, а только секунды. И продолжительность всей службы ружья, очевидно, зависит не столько от этих мгновений настоящей работы, сколько от того, как его носят, как хранят дома, словом, именно от ухода за ним, я бы даже сказал, от личной дисциплинированности самого охотника.