На тушку зайца (1,5 кг) — 1 л сидра (яблочного вина), 160 г бенедиктина, пучок кореньев для бульона, несколько ягод черники, 2—3 листа шалфея, 60 г сливочного масла, 1 ст. ложка желатина, 6 яблок, 0,5 кг винограда (белый мускат), соль, перец.

Разрубленного на куски зайца в течение ночи выдержать в маринаде из сидра, бенедиктина, кореньев, черники и шалфея. На следующий день обжарить зайца в огнеупорной посуде и влить половину маринада, посолить и поперчить, варить около часа. За четверть часа до конца варки прибавить виноград, убавить огонь, чтобы ягоды винограда не полопались. Переложить зайца на теплое блюдо. Для густого соуса прибавить желатин и сливочное масло. Подать зайца, полив соусом, обложив тонкими ломтиками очищенного яблока, поджаренными в масле, посоленными и поперченными.
  • Просмотров: 1081
  • |

Подготовленную дичь обжаривают, отделяют мякоть и пропускают через мясорубку с частой решеткой два раза. В фарш добавляют белый соус, тертый сыр и все хорошо перемешивают. Затем добавляют размягченное сливочное масло, бульон и взбивают фарш до получения пышной однородной массы. Массу протирают через сито, добавляют вино типа мадера, соль, перец и тертый мускатный орех. Подают сыр в формочках или корзиночках из теста. Кроме того, этот сыр можно использовать для приготовления бутербродов к завтраку.

На 100 г сыра: мякоть дичи 40 г, сыр 30 г, масло сливочное 20 г, вино мадера 1 ч. л., соль, перец, мускатный орех по вкусу. Для куриного соуса: бульон 1 ст. л., мука 1 ч. л., масло сливочное 1 ст. л.
  • Просмотров: 954
  • |

Зачищенное филе птицы (без косточки) слегка отбивают, смачивают в льезоне, панируют в белом хлебе, нарезанном соломкой, и жарят непосредственно перед подачей в течение 12—15 мин. При подаче на филе кладут сливочное масло. Рядом укладывают сложный гарнир. Гарнир можно подать в корзиночках из теста.

Филе кур, или цыплят-бройлеров, или фазана 4 шт., хлеб пшеничный 160 г. Для льезона; яйцо 2 шт., молоко 3 ст. л., соль по вкусу ; масло сливочное 120 г.
  • Просмотров: 995
  • |

Патроны для весенней охоты

М. БЛЮМ

 

Весна пришла. От зимней спячки проснулась природа, и охотникам пора освобождать от смазки стволы ружей и либо покупать, либо снаряжать патроны.

Весной охота весьма ограниченна. Это может быть токующий глухарь или тетерев, подсаживающийся к подсадной селезень или хоркающий вальдшнеп. Кому-нибудь повезет побывать и на гусиной охоте.

Мои ружья и вкусы

В.ГРЕКОВ
кандидат биологических наук почетный член УООР

Очень скоро, как я встал на ноги, родной дядя Коля пристрастил меня к рыбалке. Затем в моей жизни к тому же появилась рогатка, а в один из пасмурных осенних дней мы с товарищем обнаружили в перелесках массу мелких птичек, которые, лавируя среди кустов, резво улепетывали от нас и их бойкие голоса звучали в промозглом воздухе как-то по-особому сочно.
Это было так эмоционально, что преждевременно взбудоражило в нас то, что должно было еще дремать до своевременного выхода. Как вдруг становится впервые щенок на стойку, так и мы с товарищем вдруг ощутили неистребимый инстинкт охоты... Соорудили арбалеты, но в нашем исполнении это было не то. Срочно потребовалось ружье, однако родные, а также и школьные учителя были категорически против. В общем, когда дело дошло до того, что я начал бредить ружьем, последней сдалась бабушка, и... вот мы с очень эрудированным и пользовавшимся большим уважением дальним родственником дядей Ваней Портновым отправились вести торги.

Таежная быль

Тот памятный год выдался в тайге неурожайным. В отрогах Малого Хингана на исполинах-кедрах не уродился орех. На низкорослых монгольских дубах не было желудя. С приходом холодов наступили тяжелые времена для таежных обитателей. Кабанам в поисках корма приходилось преодолевать многие десятки, а то и сотни километров, штурмуя горные перевалы и пересекая огромные равнинные пространства марей.
Так, спасаясь от голода, они и появились в начале ноября на совхозных полях, уничтожая остатки картофеля, сои, — словом, всего, что не могла убрать сельхозтехника из-за разыгравшейся непогоды.

30 раз по 12

Месяцы бежали за месяцами, охотничьи сезоны сменяли друг друга, приходили в свой срок очередные номера «Охоты и охотничьего хозяйства», в которых как обычно снова к чему-то призывали, начиная от искоренения браконьерства и утечки пушнины на сторону и кончая спорами на научные и собачьи темы. Но не было в тех бесконечных толкованиях ни победителей, ни побежденных. Всяк оставался при своем мнении. И посему, не мудрствуя лукаво, глубинная Россия жила и охотилась как бог на душу положит и «как рука возьмет». «Слушай всех, а делай по-своему»,— учил отец.

Патроны Лаззерони магнум

В. ПОЛЯКОВ

Винтовочные патроны категории Магнум, получившие относительно широкое распространение после Второй мировой войны, по совокупности параметров внешней и раневой баллистики считаются самыми мощными боеприпасами из всех когда-либо созданных для охотничьего нарезного оружия. Оставив в стороне перипетии развития Магнумов за прошедшие полвека, подчеркну — сегодня данный сектор мирового рынка боеприпасов прямо-таки переполнен разнообразными образцами на все случаи жизни и на любой вкус. Тем не менее на, казалось бы, полностью освоенном поле продолжается бурная деятельность — без презентации новинок не проходит и года. Причем «возмутителями спокойствия», как правило, являются небольшие компании, имеющие доступ к новейшей технологии и прецизионному оборудованию. Одной из таких компаний и является «Lazzeroni Arms Company», специализирующаяся на производстве дорогих охотничьих винтовок под собственную линейку боеприпасов с чрезвычайно высокой баллистикой. Сказанное вовсе не означает, что патронами от Лаззерони можно стрелять исключительно из родного оружия — отнюдь, за рубежом существует масса фирм, занимающихся производством оружия на заказ под любой, даже самый экзотический, патрон.

Карабин "Вепрь-308" отпыт эксплуатации

С. УСИКОВ

Ко времени появления в оружейных магазинах этого карабина я два года охотился с «Вепрем» под патрон 7,62x39. Условия и объекты охоты на Камчатке, в том числе крупный бурый медведь и восточно-сибирский лось, требовали применения более мощного оружия. Так я стал обладателем карабина «Вепрь-308». Приятно было отметить, что внешний вид и качество сборки выигрывают по сравнению с прежней моделью. Например, цевье на «308-м» (по крайней мере, первых выпусков) имеет изящную форму, хорошо подогнано по посадочному месту и креплению. Магазин держится в гнезде без люфта, чего не скажешь о «Вепре». Основание мушки и пламегаситель придают карабину оригинальный внешний вид. Но, к сожалению, остались и старые «болячки». Так и не решена проблема крепления приклада к коробке, которая знакома всем владельцам этих карабинов. Винт хвостовика при стрельбе ухудшает кучность и оставляет неприятное ощущение неуверенности при стрельбе. Поступил я следующим образом: просверлил сквозное отверстие в прикладе, выточил стальной винт и латунную конусную шайбу с внутренней резьбой, затем притянул приклад болтом, а снизу, у шайбы, установленной «впотай», закернил выход винта двумя точками. Нелишне будет также законтровать и еще один винт, крепящий приклад к коробке, который проходит сквозь пистолетную рукоятку и тоже имеет свойство потихоньку ослабляться. Делается это при помощи контровочной проволоки и маленького шурупа.
Грубая обработка деталей спускового механизма, «благодаря» которой затруднительно сделать точный выстрел, тоже не претерпела изменений. Здесь рецепт прост: с помощью алмазного надфиля и мелкой шкурки нужно обработать зацеп спускового крючка и курок. На моем карабине спуск стал более мягким и имеет небольшое четкое предупреждение.

"Махновцы" в зеленой зоне

Ижевку в зеленой зоне пришлось чехлить, дабы не нарываться на лишние неприятности с вполне возможными егерями. Для них, случись мне угодить в протокольную портянку, это просто лишняя возможность показать перед вышестоящим начальством свое служебное рвение: «Как же! Стараемся, гражданин начальник, вон какого сверхопасного известного «зубра» в зеленой зоне отловили, а еще писательствует». Ходи после к охотоведу, пиши объяснительные и прочие бумаги, а мне это с мальчишеских времен было нелюбимо, не токмо сейчас, на пятом десятке лет. Но спаниелю Ральфу все еще хотелось лишний раз понюхать следы вальдшнепов, кормившихся ночью на дорожных лужах и колеях, побегать по осеннему лесу.
Дорога повела нас вдоль опушки, краем поля с не убранными с прошлого года валками почернелой лежалой соломы. Ральф неожиданно заложился против ветра и рванул по прямой к неприметной среди прочих соломенной кучке. Напрасно я кричал, пытаясь остановить в другое время послушного помощника. Он мчался во весь опор навстречу своему року.