Шакал - знакомый незнакомец

Слово «шакал» вызывает у многих людей какое-то брезгливое, неприязненное чувство. «Трусливый, как шакал», «наглый, как шакал», «ободранный, как шакал» — кто из нас не слышал таких выражений! За что же обидели этого ближайшего родственника наших болонок, терьеров, шпицев? Конечно, его не сравнить по красоте с породистыми, выхоленными собачками, особенно в период линьки, когда клочья шерсти цепляются за колючие кустарники, свисают с тощих боков. Но и жизнь у него не такая сытая и беззаботная, как у домашних любимцев.

Крачки

Крачки — меньшие родственники настоящих чаек (иногда выделяемые в отдельное семейство), характерные обитатели морских побережий, водно-болотных угодий. Они распространены от Арктики до паковых льдов Антарктиды. Наличие ежегодных гнездовых колоний крачек — хороший показатель относительной экологической чистоты выбранных ими околоводных биотопов, наличия поблизости рыбных запасов. Смело бросаются крачки на серых ворон и других грабителей, отгоняя их с громкими, визгливыми, грассирующими криками от своих поселений, охраняя заодно и гнезда уток (например, гаги), селящихся рядом. Из 40 с лишним видов мировой фауны крачек 10 обитают в России.
Для крачек средних размеров (с галку) — речной, полярной, алеутской (камчатской) — типичны светло-серая и белая окраски оперения, черная шапочка, сильно вильчатый хвост...

Сожженные мосты

Окольными путями до Москвы докатилась молва о том, что в архангельской лесной глухомани будто бы сгорела охотничья заимка. Весть была туманная и оттого еще более неприятная, но в столице о ней никто не узнал, кроме хозяев избушки. Сколько-то лет назад их дороги разошлись, охотничье братство дало трещину, избушка осталась бесхозной. Иногда сила весны все же брала верх, старые друзья вырывались на неделю в северные края, но гостили в деревне, а до избы по распутице было не добраться.
Тайга хранила тайну лесного жилья, и его судьба беспокойства не вызывала. Избушка, словно надежно спрятанный клад, грела душу, будила радужные мечты и желания. Бревенчатая, крепкая, с прочной крышей — что с ней сделается.
И однажды вышло так, что к осени все удачно сладилось, и вся охотничья компания покатила в архангельскую сторону...

Конец чандпайского людоеда

Я прибыл в Кхулну из Сундербана в феврале 1957 года, чтобы пополнить запас провизии и разрешить кое-какие деловые вопросы.
Кхулна — большой и процветающий центр более чем в ста километрах от побережья. Ее веселые базары и опрятные бунгало с ухоженными газонами и подстриженными живыми изгородями казались нереальными после затопленной глуши Сундербана.
Через несколько дней я завершил работу и, поскольку цивилизованная жизнь мне наскучила, решил вернуться в Сундербан на пять-шесть недель оставшегося рабочего сезона.
Пакистанская часть Сундербана в пределах границы лесов поделена на 55 зон лесоповала, называемых кварталами, и лесная станция Чандпай расположена в квартале 28, который по каким-то необъяснимым причинам оказался между кварталами 26 и 27. Из этих трех кварталов никогда не поступало сообщений о людоедах, а изредка встречаемые тигры, казалось, довольствовались дичью и люди, работавшие в лесах, без труда их отгоняли. Иногда тигр мог забрести в прилегающую населенную зону, убить пасущегося буйвола или корову, но в общем он редко причинял беспокойство.
Чандпайский тигр, убивший человека в квартале 27 утром 23 февраля, в день моего прибытия в Чандпай, а затем перешедший в квартал 26, чтобы убить на другой день еще одного, драматически нарушил спокойную жизнь района...

За лосем

Мне дали разрешение на отстрел одного лося-самца, я тщательно сна рядился и отправился в лес. Там я остановился в сторожке знакомого лес ника Хлебникова.
В моем распоряжении было четыре дня. Лосей в том лесу много, выследить одного не так трудно, и сынишка мой не сомневался, сидя дома, что скоро отведает лосиного мяса. Я ему обещал губу: у лося верхняя губа большая, горбом, мясистая и на вкус очень нежная, так и тает во рту.
Не повезло мне только с погодой: день стоял морозный и совершенно безветренный. Тишина в лесу как в подземелье. Снег сухой, мерзлый, хробосткий — так и визжит под лыжами. Проходил я по лесу до самого вечера, в скольких осинничках побывал — самых излюбленных лосями местах,— так за целый день ни одного лося и не видел. На лежки натыкался. Да разве в такой тишине лося застанешь врасплох? У него на макушке вон какие две антенны, он за километр лыжи услышит, встанет и уйдет, даже издали поглядеть на себя не даст.

Роковой зверь

Говорят: сороковой медведь — роковой.
Киприян был темный человек и этому суеверию верил. Убив по счету тридцать девятого медведя, он положил себе этих зверей больше не трогать и стал избегать с ними встреч. На охоту стал ходить только высоко в горы.
В горах Алтая, где жил Киприян, каждый зверь соблюдает свое место. Медведь живет внизу, в черни-черневой, то есть в лиственной, тайге. Выше в горы, где пошел пихтач, и еще выше, где чистый кедр, медведя встретишь реже.
Ближе к снежным вершинам — белкам — даже кедр не выдерживает, припадает к земле, ползучим кустарником стелется по холодным скалам. Тут уж если и увидишь медведя, то можно вовсе его не бояться: здесь не его владения, и он сам бежит от человека. Изредка только, в летний зной, вскарабкается косматый на площадку повыше, где рядом с веселой изумрудной травой лежит, ослепительно блистая на солнце, чистый горный снег: любит поваляться, покататься в холодной снежной перине, повыгнать блох из косматой шубы. И если тут услышит человеческий дух, стрельнет, как заяц, вниз, в родную тайгу, — только и всего.

Оптические прицелы за рубежом

М. БЛЮМ
В. Гринер в своей книге «Ружье» (1887 г.), говоря о прицелах для охотничьего нарезного оружия, не упоминает об оптических прицелах, которые в то время охотниками, видимо, не были признаны. Во втором томе «Стрельба пулей» (1913 г.) С. А. Бутурлин упоминает, что «основным и издавна (по крайней мере, около столетия) известным типом оптического прицела является телескопический прицел, то есть прицельная подзорная трубка, установленная сверху или сбоку ствола». Д. Шакуров в книге «Оптика снайпера» (1940 г.) пишет, что «первые попытки отдельных стрелков приспособить к ружью зрительную трубу, сначала для наблюдения за удаленными целями, а затем вместо прицела, следует отнести к середине XVIII в., когда подзорные астрономические трубы привязывали ремнями к кремниевым ружьям. Первые образцы оптических прицелов с перекрестием для прицеливания появились в середине 1850 г., причем проводились главным образом опыты по их применению в боевых условиях». 1850 год интересен тем, что итальянский инженер И. Порро впервые применил «обращающие» призмы в оптических приборах. Считается, что первоначально телескопический или оптический прицел был приспособлен в Америке для стрельбы из кентуккской винтовки, длина которого превышала длину ствола. Следует отметить, что удовлетворительные результаты были получены только тогда, когда конструкторы догадались обойтись без открытого прицела и мушки, встроив в трубу перекрестие из тончайших металлических нитей для наводки в цель.

Гончая Плотта

Гончая Плотта — типично американская порода, которая была создана Джонатаном Плоттом от гончих, привезенных из Германии. Семейная династия Д. Плотта начиная с 1750 г. и до настоящего времени занималась разведением только этих гончих, сохранившихся в чистоте. В основу породы были заложены бладхаунды и некоторые немецкие гончие. В начале XIX в. в породу подлили кровь георгиевской собаки-медвежатницы, в результате чего увеличились отвага и злобность гончей Плотта. В России эта порода неизвестна.

Голубой пикардийский эпаньоль

Голубой пикардийский эпаньоль — французская длинношерстная легавая, полученная путем скрещивания пикардийских эпаньолей с голубыми крапчатыми английскими сеттерами, которые, в свою очередь, несут кровь старинных пикардийских эпаньолей. Голубой пикардийский эпаньоль по своему облику больше напоминает сеттера, чем спаниеля. В России эта порода неизвестна.

Месяц с медвежатами

Первое пробуждение природы после долгого зимнего сна приходится в Красноярье на конец февраля — начало марта. Хотя солнце, несмотря на увеличившуюся продолжительность дня, и не в состоянии существенно изменить общего хода температур, первые сигналы приближающейся весны уже налицо. В полуденные часы на склонах южной экспозиции наблюдается первый притаи на солнце, который и принят фенологами за точку отсчета начала предвесенья.