Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Его называют белогрудым и черным

В Приморском крае, в том числе и в Лазовском заповеднике, обитают два вида медведей: бурый и гималайский. Гималайского медведя местные охотники называют белогрудым, муравьятником и черным. Окрас шерсти этого зверя в основном черный, и только на груди белая отметина. По размерам гималайский медведь уступает бурому. Черный медведь более подвижный, более изворотливый, более ловкий. Даже взрослый гималайский медведь легче взбирается на деревья. И вообще он половину своей жизни проводит на деревьях. И берлогу он устраивает в дуплах деревьев. Если бурый медведь обитает в основном в более глухих таежных участках с темнохвойной тайгой, то гималайский придерживается экосистем с более разнообразной растительностью. Его постоянные индивидуальные участки располагаются в долинах рек, ключей, широких распадков и пойменных урочищах.
Численность бурого медведя выше в северных районах Приморского края, а гималайского — в южных. Специалисты считают, что в северных районах на 10 бурых приходится один гималайский. В южных районах эта пропорция соблюдается с точностью до наоборот: на 10 черных медведей приходится один бурый.
Работая в Лазовском заповеднике, я проводил исследования жизнедеятельности гималайского медведя. В основном обращал внимание на его численность, распространение, питание, а также поведение. Вообще, в отличие от бурого медведя, гималайский изучен очень слабо. Особенно мало сведений накоплено о его поведении, залегании в спячку, о берлогах. Характер поведения гималайского медведя очень трудно, практически невозможно втиснуть в какие-то рамки закономерности, типичности. Что ни медведь, то своя система поведения. И все-таки есть что-то общее, что присуще не только одному индивидууму.
В конце лета, точнее в сентябре, я и лаборант Юра добрались до урочища Третий Лог для проведения учета изюбрей на реву. Здесь была таежная избушка, и мы решили в ней остановиться. Таких избушек в заповеднике около двух десятков. Это временные жилища для научных сотрудников, студентов, лесников. Заглядывают в них и лесные обитатели: змеи, например, полевки, колонки, бурундуки. Но вот то, что мы с Юрой увидели, превзошло все наши ожидания. Работники заповедника, научные сотрудники и лесники, уходя из таежных избушек домой, всегда оставляют на всякий случай крупу, лапшу, сахар, чай, сухари. Иногда остается банка с вареньем или бутылка с растительным маслом. Все это было и в данной избушке. Но когда мы вошли, то увидели, что вся пищевая продукция была рассыпана по полу, посуда разбросана, о постели даже сказать что-либо трудно. Мы сначала подумали, что это работа браконьеров, устроивших погром нам в отместку. Однако визитер, побывавший в избушке, оставил свою «визитную карточку» — кучу экскрементов.
Что-то из продуктов он съел. Причем готовые супы съел вместе с упаковкой. Пройдя через пищевой тракт, целлофановые пакеты вышли скрученными в тугой жгут. После сытного обеда медведь лег отдыхать. В избушке были устроены нары. Гималайский медведь, а это был именно он, никак не бурый. Это мы узнали по цвету оставленной везде шерсти и отпечаткам лап. После того как медведь отдохнул на матраце, его пришлось выбросить.
Оставив «визитную карточку» посреди избушки, медведь ушел. В избушку он зашел через дверь, а вышел через окно. Пожалуй, это мягко сказано. Медведь буквально «вылетел» из избушки. Словно какая-то неведомая сила выбросила его. Раму мы нашли в пяти метрах от избушки. Конечно, она была разбита вдребезги. Мы так и не поняли, что заставило медведя так стремительно выскочить через окошко.
Аналогичный случай произошел и в урочище «Америка». Там тоже медведь пробрался в избушку через дверь. С железной кровати он стянул матрац на пол и спал или просто отдыхал на мягкой постели. И опять же «вышел» через окошко, хотя дверь была открыта.
В урочище Сяухе медведь посетил избушку на кордоне. Произошло это ночью. В одной из комнат ночевали двое студентов. Медведь залез в помещение через окно соседней комнаты. Студенты проснулись от грохота посуды. Это медведь потянулся за банкой с вареньем и сорвал со стены полку с посудой. Студенты подняли дикий крик. Медведь ушел, опять же через окошко, только уже через другое.
Подобный случай произошел на даче у жителя поселка Преображение. В этот день дачник варил варенье. Так как с вареньем он возился допоздна, то остался ночевать на даче. Не успел он уснуть, как услышал, что кто-то ломится в кладовку, пристроенную к домику. Дачник, конечно, испугался. Все-таки ночь, он один, а в домике ни ружья, ни даже топора. Когда он услышал сопенье, фырканье, «мурлыканье», то понял, что в кладовку ломится за вареньем медведь. Всю ночь дачник не спал, бряцал сковородками, гремел кастрюлями, свистел, кричал, шумел как мог, даже «лаял» по-собачьи. Медведь в кладовку так и не попал.
Вообще нужно заметить, что многие местные охотники недооценивают «способности» медведей. А зря... Охотник Синицын из села Лазо шел по своему участку. Вдруг он заметил на дереве что-то черное. Медведь! Это был еще совсем молодой зверь. Он лакомился на дубу желудями. И так увлекся вкусными плодами, что потерял бдительность. Охотник подошел совсем близко, хотя так поступать — очень опрометчиво. У охотника с собой был дробовик ИЖ-18, заряженный дробью: на случай, если попадется рябчик, белка или заяц. То ли забывчивость подвела охотника, то ли самоуверенность. Не успел он выстрелить, как медведь, словно акробат в цирке, даже еще лучше и проворнее, спрыгнул на землю и, сходу сбив человека, стал его мять, кусать, рвать когтями. Лежа на земле охотник как-то умудрился выстрелить. Медведь бросил человека и ушел.
Лично мне часто приходилось встречаться с медведями, в основном с гималайскими. Так вот, при встрече с человеком гималайские медведи ведут себя по-разному. Одни сразу же убегают, скрываются. Слышно только, как два-три раза треснет ветка или сучок, мелькнет темная тень, и все стихает: медведь ушел. Другие встают на задние лапы, осматриваются, фыркают, клацают зубами, но уловив запах человека, сразу же стараются уйти. Правда, уходят не все. Некоторые упорно стараются узнать, что там за субъект, стоит ли от него убегать. В таких случаях человеку лучше потихоньку удалиться, не раздражать зверя, не доводить его до нервного возбуждения. Обычно гималайский медведь выдерживает дистанцию 40—45 м. Если эта дистанция меньше, возможен бросок в сторону противника, точнее сказать, медведь нападает. Иногда он делает ложный бросок. Особенно это характерно для медведицы, с которой ходит медвежонок. Таким образом мать старается отпугнуть врага. Но от прямого нападения чаще всего она воздерживается. Только в критические моменты, когда человек оказывается совсем близко, медведь может напасть, помять, покусать, но до смертельных исходов в таких случаях, как правило, не доходит.
В 99 случаях из 100 гималайский медведь, будучи ранен, нападает на вооруженного человека. Тут исход может быть трагическим. Чаще гибнет человек. А медведь, хотя и уходит, бросив человека, но, раненный, как правило тоже гибнет.
Местные охотники считают, что гималайский медведь более агрессивный, чем бурый. Но я бы так не сказал. Просто охотникам на юге Приморского края чаще приходится сталкиваться только с гималайским медведем и чаще вступать с ним в конфликтные ситуации. Но медведь, он и есть медведь. Это тот зверь, который умеет и защищаться, и постоять за себя. Даже будучи смертельно ранен, он успевает покалечить или задавить и охотника, и особенно назойливых собак, а сам уходит так далеко, что не всегда охотники его отыскивают.
Я был свидетелем такого случая. Житель села Старая Каменка поставил самострел на медведя. Уж больно тот докучал пчеловоду. Три улья разбил, один вообще унес в лес и там сломал его, съел и мед, и вощину. Утром пчеловод увидел, что самострел сработал. Ему бы взять ружье, да зарядить его, да собак отпустить. Но подвел охотничий азарт. Медведь был ранен, но не смертельно. Однако странно то, что зверь далеко не ушел. Он устроил засаду, словно был на все сто уверен, что пчеловод пойдет его искать. Так и получилось. Пчеловод, потеряв бдительность, ринулся последу. Медведь «рассчитал» точно. Когда человек приблизился, зверь бросился на него. Сцепившись в один живой клубок, человек и зверь катались по траве, сопя, стеная, крича и рыча. Пчеловода спасли собаки. Услышав его крик, жена спустила с привязи собак.
Мы с охотоведом Виктором побывали на той пасеке, осмотрели место нападения, расспросили пчеловода, и картина этой лесной драмы нам стала понятна. Медведь, конечно, ушел с места засады, но будет ли он жить, сказать трудно. Даже если он выживет после ранения, встречаться с таким медведем теперь очень даже опасно.
Делать какие-то выводы из всего сказанного пока еще рано. Нужны дополнительные исследования. Но даже из того, что есть, можно сказать, что поведение гималайского медведя, как и его бурого сородича, мягко говоря, непредсказуемо.
К примеру, такой случай. Это было в конце марта. Я шел с верховья реки Черной. Снег был глубокий и плотный. Идти было тяжело. Я часто делал передышки. В полдень, дойдя до изгиба реки, я решил пообедать. Где бы лучше устроиться? Конечно, на берегу реки. И вот, когда я подошел к обрывистому берегу, намереваясь спуститься вниз, вдруг увидел медведя. Он отбежал метров на сорок и остановился. Я стою на обрыве, а он — внизу у кромки леса. Мне бы потихоньку отойти и скрыться подобру-поздорову, пока медведь размышляет. Но я как-никак исследователь, научный сотрудник, и отступать перед зверем не хотелось. Какой же я тогда исследователь? Он явно что-то задумал. Спокойно, чуть вразвалочку, не глядя в мою сторону, медведь пошел по берегу вверх. Я же с места не сдвинулся. И вот, когда он поравнялся со мной, вдруг резко свернул в мою сторону. Я закричал: «Куда прешь?» Медведь с шага перешел на галоп. Это уже совсем плохо. Я поначалу думал, что зверь просто не понял меня: я все-таки стоял на обрыве. Он мог не сориентироваться, не разобраться, откуда исходит мой крик. И тогда я бросил в него палку, которую держал в руке. А медведь уже рядом. Раздумывать времени не было. Я достал пистолет ТТ — в опытных руках оружие серьезное. В обойме у меня семь патронов и еще в стволе. Но я не собирался убивать зверя. Я, как говорят специалисты, сделал предупредительный выстрел уже в тот момент, когда медведь наполовину взобрался на обрыв. Я вижу его голову, его туловище, но задние лапы еще под обрывом. Медведь явно собрался на меня напасть. Я еще успел подумать: что-то он рано вышел из берлоги, а может, и не ложился на зиму в спячку, может, он — шатун. Но скорее всего этого медведя погонял или тигр, или бурый медведь, или охотники. Он каким-то образом ушел от своих врагов, но настроение у него было скверное. Он был злой, голодный, агрессивный. Но выстрел подействовал отрезвляюще. Медведь развернулся на месте, спустился вниз к реке и спокойно пошел в сторону леса, пошел без оглядки, без паники.
Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Защита от спама: