Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Таежная кошка

С. КУЧЕРЕНКО
Да, героиня нашего рассказа - типичный представитель семейства Кошачьих. Только дотошные зоологи-систематики зачислили ее не в род больших кошек - вместе со львом, тигром, леопардом и ягуаром, а в среду кошек мелких - она так и называется: род мелких кошек. Так что ближайшая родня нашей стопроцентной таежницы - лесной, камышовый и барханный коты, каракал, манул и прочая мелкота вроде редкого дальневосточного дикого кота. Относительная, разумеется, мелкота: например, дикий лесной кот весит до 6-7 кг при длине тела в три четверти метра.
Разговор идет о рыси. Это, в общем-то, неплохо известный сильный и красивый зверь. У него много чисто рысьего: завораживающие рысьи глаза, рысьи уши с угольно-черными кисточками на вершинке, пышные рысьи бакенбарды, широкий разлет жестких усов. И, конечно же, сугубо рысьи повадки и образ жизни профессионального и добропорядочного охотника. Иногда, правда, говорят о рысьей жестокости, кровожадности и даже о смертельной опасности этого хищника для человека. Но это просто-напросто злая клевета на порядочного таежника. А еще эти разговоры свидетельствуют о том, что рысь знакома большинству людей чисто внешне и поверхностно, и, стало быть, затеяли мы разговор о ней вовсе не зря.
Да, рысь - типичная кошка, хотя размерами она с крупную собаку, которую отчасти и напоминает своим заметно укороченным телом и длинноногостью. Хвост у этого зверя как бы обрублен, его длина всего около двух десятков сантиметров. Зато очень характерна голова: она сравнительно небольшая и округлая, а морда удивительно красивая и выразительная. "Портретом" этого очень влиятельного в тайге "князя" благородных кровей можно любоваться часами. Мне такая возможность представилась уже давно, но и по сию пору она в памяти нетленна.
Было тихо и пасмурно. Вершины Буреинского хребта сначала натянули на себя белые шапки, а потом и вовсе растворились в снежном мороке. Набухшее ноябрьское небо опустилось так низко, что, казалось, его вот-вот проткнут островерхие ели и лиственницы. Крупные снежинки, слившиеся в сером небе в хлопья, устало парашютили на хвою деревьев, цеплялись за голые ветки кустарников, мягко ложились на скованную льдом таежную речку, по которой я уже пятый час трудно шел на лыжах.
Старые звериные следы были присыпаны снегом еще неделю назад, почти все они были мне знакомы по прежним походам, и я без внимания присматривался к ним, а больше думал о том, как сделать предстоящую мучительно длинную зимнюю ночь в палатке хотя бы чуточку короче.
А свежий след крупного зверя я увидел издали, ибо на речной глади он искрился белизной только что потревоженного снега. Рысь его оставила совсем недавно, обнаружив меня непростительно поздно. На больших прыжках она умчалась вниз по реке, не сообразив спросонья, что гораздо надежнее было бы тихо и незаметно ретироваться в густой ельник того или другого берега. Тогда бы я мог и не увидеть эти крупные отпечатки мощных лап и прошел бы мимо все в тех же раздумьях. А теперь вот залихорадился желанием увидеть таинственного зверя, следы которого во многих местах встречал неоднократно.
Речка тут, огибая длинную пологую сопку с глубокой седловиной, описывала пятикилометровую петлю, срезать которую можно было каким-нибудь полукилометром. И я ринулся через ту седловину. А спустя четверть часа, промокший от пота и усталый, я сбежал к речной "скатерти", нашел укромное место и затаился, вооружившись биноклем и терпением.
Рысь я заметил издали. Шла она в мою сторону легко, спокойно и неторопливо, изредка останавливаясь, прислушиваясь к чуть слышному лесному шепоту, осматривая округу и принюхиваясь к легким струям воздуха. Движения этой скрытной кошки были совершенно бесшумными, удивительно грациозными и в то же время сильными. Она подходила то к одному берегу реки, то к другому, иногда вспрыгивала на него и исчезала в густом ельнике на несколько минут. А когда между нами осталось не более полусотни метров, она застыла надолго, уставившись в некую точку на скалистом яру, повернувшись ко мне боком, всем своим видом говоря: гляди, восхищайся и запоминай. И я глядел и на самом деле восхищался ее красотою, грацией, силою и дикостью. И накрепко запомнил. Словно вырезал в граните памяти вечную картину.
В бинокль я отчетливо видел мускулистое поджарое тело рыси на стройных ногах, с толстым коротким хвостом, с легкой головой и симпатичнейшей мордашкой. В сильную оптику я завороженно разглядывал большие желто-зеленые глаза с черной прорезью зрачков, затейливо подведенные белой полосой, четко выделяющиеся треугольные уши, белые изнутри, длинные светлые бакенбарды, окаймленные черным контуром, серебристо-белесые щеки, пятнистый узор на лбу и темени, темную прорезь рта. В целом же то был очень выразительный лик важного военачальника аристократического происхождения, знающего себе цену.
Но это не все. Удивительно живописного рисунка меховая шуба переливалась пятнистым серо-буроватым цветом сверху, светлела на боках и белела снизу. Ноги были в густом темном крапе. При легких пробежках ветерка мягкий волос зверя шевелился, искрясь и переливаясь. А от всей его фигуры веяло невозмутимым спокойствием, уверенностью и чувством собственного достоинства.
В какое-то мгновение рысьи глаза уставились в объективы моего бинокля, и я замер и даже дышать перестал. Словно сама дикая природа заинтересовалась человеком. Но через десяток секунд рысь лениво прикрыла очи свои опахалами ресниц и отвернулась в сторону.
Когда хищница, учуяв что-то определенное и для нее явно интересное, медленно и мягко зашагала, пружиня и приседая, к скалистому яру, я уже в который раз подумал, что, кроме всего отмеченного, она ловкий и опытный охотник. Она исчезла в густоте зеленомошного ельника, а я надеялся увидеть ее еще раз. Глазами не увидел, зато памятью разглядываю уже столько лет.
А тогда я ожидал ее появления на речке. И вскоре услышал шум стремительных прыжков и отчаянной борьбы двух зверей. Конечно же, хищник выследил и поймал кабаргу, для которой нет обиталища милее такого вот дремучего ельника вокруг скал и яров.
К месту разыгравшейся трагедии я подходил порысьи тихо, но кошку разглядеть как следует не удалось: она услышала мои шаги и скрылась. Ее силуэт мелькнул несколько раз в густых тенях зеленомошника и растворился в его сумраке. Я не стал ей мешать и ушел в уверенности, что тут она вдоволь набузуется привычным мясом и уляжется почивать под шорох разошедшегося снегопада.
А теперь продолжим "документальное" описание этого стопроцентного мясоеда. И в первую очередь уточним его размеры, ибо "крупные собаки" могут быть ростом с теленка при весе матерого леопарда. Сенбернар, например, или ньюфаундленд.
За долгую охотоведческую работу в уссурийской тайге мне довелось промерить двадцать добытых рысей, и вот их конкретные размеры. Средний вес самцов 25 (от 16 до 37) кг, самок - 19 (16-26). Средняя длина тела самцов - метр (от88 до 118см), самки округленно на десяток сантиметров короче. Средняя высота в плечах котов 64 см, кошки на 5-10 см ниже...
Не правда ли, впечатляет? Но еще большим уважением к рыси вы проникнетесь, узнав, как говорится, из первых рук вот что. Однажды в верховьях таежного Мухена мне посчастливилось обследовать редкостно крупную супружескую пару добытых рысей. Красавец самец потянул на весах чуть больше 37 кг, его же подруга была на десяток кило легче. Кот имел длину очень мускулистого тела 120 см, кошка же оказалась короче всего на полтора десятка сантиметров. Но ведом мне и другой достоверный факт: в Зейском заповеднике вес пойманного кота был почти 40 кг. Вы только представьте себе такую массу отлично натренированной, воистину железной мускулатуры! В совершенстве вооруженной! А теперь наберитесь терпения услышать еще одно уточнение. Длинный и густой мех рысьей шубы в различных областях обширного ареала имеет и разную фоновую окраску: пепельно-голубая, палево-дымчатая, серо-бурая, красно-рыжая. Но почти всегда мех испещрен большими и мелкими темными пятнами. На брюхе волосы особенно длинные и мягкие и почти всегда белые. Впрочем, даже в одних и тех же местах одинаково окрашенных рысей нет. Ну а о том, что летний мех рыси короче, грубее и ярче расцвечен, должно быть, все знают и без моих напоминаний.
Однако важнее запомнить другое. Лапы у рыси не просто крупные, но зимой прекрасно опушенные. Как у зайца-беляка. И потому-то глубокий снег для нее страшен куда меньше, чем любому другому "гололапому" представителю аристократического семейства кошачьих. Да и любая другая кошка не приспособлена так хорошо не только к глубокоснежью, но и к холодам. Потому-то и зовут ее таежной кошкой, распространенной к северу до лесотундры.
А контур рысьего следа типично кошачий, без отпечатков когтей. Заднюю лапу при движении шагом рысь ставит точно в след передней. И если идут несколько таежниц, то задние ступают точно в след передних - так же, как волки или тигры. Но при охоте звери расходятся, и вот тогда их легко пересчитать.
У рыси не просто очень плотное и сильное тело - она к тому же необыкновенно ловка и стремительна. Представьте, может догнать и косулю, и кабаргу, и даже зайца. Она великолепно лазает по деревьям и кручам, отлично плавает, привычна и к длительным переходам.
Весь облик нашей героини свидетельствует о ее силе и независимости. Однако она настолько скрытна и разумно осторожна, что увидеть ее на воле, особенно без собаки, редко кому удается. И эту кошку по праву можно называть таинственной невидимкой.
Живет рысь в различных лесах, однако предпочитает глухие и сплошные, захламленные непролазным буреломом крепи, хотя и редколесья не избегает. Изредка встречается в низкорослых лесочках с зарослями кустарников, в лесостепи, в горном хаосе. Но все же ее больше всего в зоне южной низкогорной тайги, где не так снежно и холодно, зато достаточно много различных животных, за которыми хищница очень заинтересованно наблюдает.
А основу ее питания составляют зайцы, косуля, кабарга, различные птицы. Обожает рябчиков, тетеревов, фазанов, на пьянящий запах которых идет, как лунатик в сонном саду, ничего не замечая. Но при том же она не брезгует и такими банальными грызунами, как бурундук, полевка или мышь. Успешно ловит молодняк оленей, кабанов, лосей, а в глубокоснежье справляется и с взрослыми животными этих видов. При случае промышляет белок, соболей, колонков, енотов, лисиц... Проще сказать, все живое представляет ее гастрономические интересы.
Но еще что интересно: участков, освоенных волками, рысь старается избегать. А знаете, почему? Волк для рыси - такой же опасный и непримиримый враг, как рысь для лисицы или шакала. Весь мир зверей кошачьего происхождения терпеть не может собачью родову, и наоборот.
Ведет рысь оседлый образ жизни, но в очень трудное время, когда становится не только холодно, но и изматывающе голодно, она пускается в дальние вояжи и нередко заходит в совершенно не свойственные ей местообитания, даже в степь и тундру.
Но вот еще что небезынтересно знать. При всей своей осторожности рысь мало боится людей. Ее можно встретить в окультуренных ландшафтах, а в бедственные годы даже в селения забредает! И даже в такие большие города, как Томск, Красноярск, Иркутск, Чита. И даже на окраинах Москвы и Ленинграда ее засекали! А не так давно добыли рысь в центре полумиллионного Хабаровска. Кстати, по соседству с выводками фазанов.
Рысь - великолепный охотник. Днем она обычно отлеживается в логове, активной же становится с наступлением сумерек. Промышляет из засады и скрадом. Легко лазая по деревьям и скалам, она выбирает удобное место для затаивания и терпеливо ждет подхода добычи. Благодаря маскировочной окраске, ее почти невозможно заметить, она же сверху видит все. Обладая тонким слухом и острейшим зрением, рысь обнаруживает жертву издали. Броски ее молниеносны и точны, а борьба даже с крупным животным длится недолго: зубы и когти у этого охотника большие и острые.
Но добыча далеко не всегда приходит к месту засады, поэтому хищнику гораздо чаще приходится ее искать и скрадывать. Идет он по лесу совершенно неслышно, сливаясь с фоном местности, переливами света и теней. Прислушивается к малейшему шороху, принюхивается ко всему. Использует любую возможность забраться на валежину или другое высокое место, чтобы осмотреться. Обнаружив свежий след или заметив добычу, терпеливейше подкрадывается к ней. И стремительно атакует! Успех или неудачу охоты решают десять-пятнадцать прыжков молниеносного броска, и всякое бывает. С осени, когда сеголетки уже крепки, рыси охотятся семьями, при этом родители умело и терпеливо учат детей добывать ох как нелегкий хлеб насущный. За ночь они обычно проходят около десяти километров. Свои владения обследуют за пять-десять дней. Знают их они до мелочей подробно. Добыли очередную жертву, наелись, припрятали остатки трапезы и заваливаются спать. Уж что-что, а вкусно и сытно поесть они любят, но страсть как обожают спать.
Широко распространено мнение о том, что рысь ест мало. Верил в это и я, но до тех пор, пока как следует не изучил жизненные устои зверя. И оказалось, что у рыси потребление пищи на единицу живого веса ничуть не меньше, чем, скажем, у волка, росомахи или леопарда. И еще одну "повадку" рыси пришлось признать легендой. Дружно говорили и писали, что она лакомка, ест лишь свежее мясо и никогда не возвращается к брошенному. Возвращается сплошь да рядом! Грызет насквозь промерзшее мясо, возится с прокисшим. Разумеется, это когда нет свеженины и крупно не везет в охоте. Бывают такие дни и у очень опытных таежных промысловиков. Ну а когда добычи много, всякий хищник становится привередливым. Даже типичные падальщики.
Как и большинство плотоядных, рысь при удобном случае давит животных больше потребного для безбедной жизни, используя всякую возможность поохотиться, когда увидит потенциальную жертву. Мудрено выражаясь, вид животного возбуждает пищевую реакцию и у сытых хищников, хотя насыщение, в общем-то, подавляет желание целеустремленно охотиться. Однажды всего за три часа неторопливого тропления свежего рысьего следа я обнаружил пойманных хищницей трех рябчиков и тетерева. И лишь у одной птицы она откусила и съела голову. Эти лесные курочки были задавлены просто так, потому что имели несчастье оказаться на пути. И рысь даже не удосужилась припрятать свои жертвы на всякий случай - она их просто бросила.
Но потом эта охотница набрела на лисью нору, выкопанную под крупными камнями. Трудная это была работа - рыть мерзлую землю, расширяя лаз, однако рысь все же добралась до лисицы, вытащила ее, задавила и... съела. Удивительно: вкуснейших птиц бросила, а вонючую лису слопала. И такие у рыси вкусы: лисиц она всегда уничтожает и нередко, в лютой ненависти к ним, съедает.
Ну а каков же годовой рацион этой довольно прожорливой кошечки? А вот послушайте. В среднем за двенадцать месяцев она давит до двухсот зайцев в "заячьих" районах или три-четыре десятка кабарог или косуль - в угодьях этих копытных, бедных лопоухими. Но таких главных объектов гастрономических устремлений рыси мало, и потому кроме них она постоянно промышляет чем Бог пошлет: белок, соболей, колонков, грызунов, птиц размерами от пуночки до глухаря. Всего же за год этот зверь съедает от восьмисот до тысячи килограммов мяса. И примерно столько бросает недоеденным. Да-да! Не дала ей природа бережливости. В неблагоприятных для копытных условиях, скажем, в многоснежье или наст, рысь давит животных гораздо больше своих пищевых потребностей. Она может каждый день добывать косулю или кабаргу, выедая из них самое лакомое и бросая все остальное. Сам видел, как матерый кот каждую ночь резал по две-три косули. Разумеется, это не система, но все же хищник всегда остается расточительным. Любой. Будь то давно осужденный человеком волк или без меры обласканный "краснокнижный" тигр.
Но на домашних животных рысь нападает редко, а на охотника способна броситься лишь раненая и упорно преследуемая кошка, которой вовсе не чуждо чувство собственного достоинства.
Вообще ее отношение к людям полно странностей. В лесу она их всегда избегает, хотя ничуть не боится, но в то же время иногда беспечно, даже нахально, приходит в населенные местности, чтобы поохотиться на собак, а то и в овчарню вломится, на скотный двор. Или приходит к таежному зимовью, заведомо зная, что в нем живут охотники. На моей памяти рысь с наступлением темноты не только пришла к нашей избушке, но и забралась на чердак, где лежали нами настрелянные рябчики, и всласть поужинала этой нежной дичиной. Заслышав, наконец, неладное, мы обнаружили и прогнали обнаглевшую воровку, однако поутру она вновь явилась к нам и опять принялась лакомиться ворованной птицей, даже не обеспокоившись при выходе из жилья ее владельцев.
В другой раз матерый кот поселился во временно пустующей избе геологов и решительно не желал ее покидать, когда возвратились мужики со зверовыми псами. Лишь зажженная на пороге дымовая шашка вынудила нахала выпрыгнуть в окно. Выпрыгнуть - но не убежать в лес. Он взобрался на высокое дерево, стоящее рядом, и преспокойненько улегся передохнуть. А ночью стал царапаться в двери и окна избы, разогнав собак. И лишь с рассветом его все-таки прогнали, забросав палками и горящими головешками и облагоразумив выстрелами.
А теперь настало время разобраться в семейных делах таежных кошек. Брачная пора у них начинается в феврале и длится около месяца. Вообще эти звери любят уединение, они не склонны общаться с себе подобными, однако в гон сии наклонности ломаются. За невестой обычно ходит несколько вожделенных кавалеров, постоянно между собою конфликтующих. Будучи строго молчаливыми животными, они в свадебную пору громко и резко мурлыкают и горланят, а при сильном возбуждении неистово кричат: кошки басовито мяукают, коты глухо урчат. В ночной тишине эти звуки производят на человека жутковатое впечатление. Особенно когда он в одиночестве обарывает ночь у костра.
После 9-10-недельной беременности, обычно в мае, у рыси появляется два-три котенка, изредка один или четыре. Как и у наших мурок, они совершенно беспомощны, слепы и глухи, а весят всего ничего. Для своего потомства мать устраивает надежное логово в самом глухом участке своих владений. В нем тепло и сухо и мягкая постель заботливо устроена.
Первые два месяца своей жизни рысята живут, бурно растут и развиваются на материнском молоке. Потом начинают приобщаться к мясу и азартно знакомиться с невообразимо сложной жизнью окрестностей логова. Им приносят живых зайцев, белок, бурундуков и учат их давить и есть. Всему учат терпеливо и умело, а от всех невзгод оберегают трогательно и самоотверженно.
Кот - отец добросовестный, он неустанно помогает матери кормить и воспитывать потомство. И детеныши не просто быстро растут, а врываются в жизнь. Уже в октябре их трудно отличить от родителей, и выводки начинают охотиться семьями. Всю зиму родители и дети держатся вместе, расходясь лишь к началу очередного брачного сезона, когда взрослые, как бы не желая показывать свои "семейные скандалы", выпроваживают молодых подальше. А в годовалом возрасте прибылые окончательно переходят к самостоятельной жизни.
Рысь издавна обитала почти во всей лесной зоне Северного полушария, и в Старом, и в Новом Свете. И везде ее история оказывалась драматичной. Веками человек этого зверя беспощадно преследовал, за его уничтожение даже премии выплачивались. А в результате мы сейчас читаем такие публикации: "Об исчезновении рыси в Италии", "Об истреблении рыси во Франции". В других статьях кричат болью строки: "...последняя рысь в Болгарии была добыта в 1936 году"; "...последнее сообщение об отстреле рыси в Венгрии относится к 1915 году..."
Слишком поздно люди осознали, что рысь заслуживает не только внимания и заботы, но и строгой охраны... А ее успели начисто уничтожить на большей части Европы. И теперь везде, где ей удалось сохраниться, она взята под охрану закона. Ее даже стали ловить живьем и акклиматизировать там, где она когда-то жила и где ее не стало.
Правда, в последние годы над таежной кошкой нависла новая беда: цены на ее замечательно красивый и довольно прочный мех поднялись невероятно высоко. За хорошую рысью шкуру стали платить больше, чем за ворох знаменитых соболей. И уже в который раз мода осложняет охрану природы!
А вот в нашей стране, и особенно на Дальнем Востоке, рысь еще вполне обычный зверь. Он широко заселяет таежные просторы от Карелии до Тихого океана и от Полярного круга к югу до границы лесной зоны. Однако, пожалуй, его больше всего в нашей уссурийской тайге, особенно в центральных районах Сихотэ-Алиня.
Но все же этого зверя нигде и никогда много не было и не бывает. Рысь - естественно редкий хищник. Как, например, росомаха или амурский лесной кот. И вряд ли его было так уж больше даже во времена Пржевальского и Арсеньева.
Пойманные молодыми, рысята хорошо приручаются, легко и охотно поддаются обучению, накрепко привязываются к своему хозяину. Интересно, что рысята могут обойтись без родительского обучения охоте - они сами познают, что и как делается. Разумеется, тут ими "руководит" могучий инстинкт. А вот другие хищники, скажем, тигр, лев, волк, гепард, выращенные человеком, не способны самостоятельно жить на воле, потому что решительно не могут добыть себе хлеб свой насущный.
Будучи прирожденными охотниками, рыси прекрасно понимают, что человеку от них нужно, и становятся не хуже хорошо воспитанной опытной охотничьей собаки. Но к тому же они ласковы, охотно играют с детьми, собаками, кошками... Мне кажется, человек с этим великолепным зверем давно должен был жить в мире и согласии.
И все же никогда не соблазняйтесь приручить рысенка. Во всяком случае не отнимайте его у родителей. Рысь - вольнолюбивый зверь, и он имеет право жить так, как ему завещано природой. Свободно. В суровых, но прекрасных условиях естественных лесов Земли.
Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Защита от спама: