Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Весенняя охота на медведей

В Архангельской губернии практикуется охота на медведей с лабаза на приваду — падаль. Зная любимые места медведей, где они появляются ранней весной, устраивают еще с осени низкий сруб (род избушки) из толстых кряжей в четыре угла, закрытый такими же кряжами и сверху. Кряжи прорубаются как в стенах, так и в крыше, не прикасаясь один к другому около вершка. Нижний ряд врывается в землю. С одной стороны в стене сруба делается небольшое окно, а против одного из углов стены с окном шагах в сорока устраивается на деревьях лабаз. Втащив падаль целиком в сруб, верхние кряжи крепко приколачивают к стенам длинными гвоздями. Лучше всего сруб устраивать около узкой лесной речки или озера, а лабаз — на противоположном берегу, чтобы медведь не ходил близ лабаза и не мог бы замечать следов охотника.
Запах разлагавшейся падали Топтыгин слышит очень далеко и, походив первые дни около сруба, начинает своей лапой доставать из окна падаль. Не довольствуясь вытаскиваемыми на когтях маленькими порциями, медведь иногда пробует подрыться под сруб или же разворочать его, но, при прочной постройке, попытки его остаются тщетными, почему приходится каждую ночь ему лакомиться понемногу.
Заметя посещения к срубу медведя, что узнается по уроненным елочкам, поставленным у окна, охотник в один прекрасный вечер взбирается на лабаз и большею частью убивает медведя, а иногда около одного сруба в разное время и несколько, так как медведи у нас водятся в немалом количестве.
Не успев, как выше сказано, с осени построить сруб, я в конце марта отправил верст за десять на посещаемые места медведями падаль. Возиться с постройкой четырехугольного сруба мне не захотелось, а потому я устроил из кряжей лишь две стены без крыши над прямым углом между стоящими деревьями и, наложив падаль в самый угол сруба, привязал веревкой головку и ноги последней к стоящему в углу дереву. Шагах в сорока от падали мною был построен из привезенных досок на густых елях лабаз с крышей и стенками из еловых ветвей, что делало его незаметным.
Наблюдать за появлением медведя у сруба было удобно, так как падаль была положена около 200 сажень от лесной тропы, по которой версты на три подал ее ее, с одним охотником из местных крестьян (по прозванию Куражем), я в свободное время ходил на глухариный ток. Возвращаясь в последних числах апреля с тока, мы увидели, что медведь, попробовавши падали, наносил на нее мху и еловых ветвей, а потому на другой же день мы до заката солнца осторожно пришли к лабазу и только что полезли туда по приготовленной ранее лестнице, как услыхали за елью, близ сруба, тихое ворчание медведя, который сейчас же и исчез. После 3-часового нашего сидения было слышно, как медведь ходил позади лабаза, потрескивая сучками, а над ним летал с дребезжанием дрозд, всегда недолюбливающий появление близ его гнезда вообще кого-либо и этим часто указывающий на охоте выслеживаемого медведя.
Кураж мой заснул и начал, было, подражая медведю, пофыркивать, но толчок в бок заставил его быть осторожнее... Просидели мы до восхода солнца, а медведь так и не подошел к падали. Чтобы не утруждать себя дальней ходьбой до дома, мы, отойдя версты три от лабаза, решили провести день около озерка на открытом месте, а к вечеру вернуться на лабаз. День выпал очень теплый, почему мы соснули тут как дома, а затем остальное время при закуске и чаепитии провели довольно весело, в особенности я с удовольствием прослушал следующий рассказ о медвежьей охоте Куража. В 1904 г., весною, одним охотником была свезена в лес верст за двадцать от селения и повешена на дерево четверть лошади, а около дерева был поставлен капкан, Куражу было поручено, конечно, за плату, изредка наблюдать за капканом. Направляясь к капкану по лесной тропе, Кураж заметил в логу вырывающего корни медведя. У Куража была захвачена с собой от владельца капкана шестизарядная магазинка с пулями в металлической оболочке, из которых одна — с опиленным концом; вот этой-то пулей и пустил Кураж шагов на сто в бок медведя, который сперва было свалился с ног,4а потом, встав, направился в лес. Кураж бросился вслед за медведем, и когда выпустил в последнего остальные пять пуль, то медведь кинулся на него с ревом. Увернувшись за дерево и всунув патрон в винтовку, Кураж выстрелом в голову покончил с медведем. Первая из шести пуль пробила легкое, а остальные пять пробивали медведя по туше навылет.
В пятом часу вечера мы тронулись с места к лабазу и, отойдя сажень 150, заметили на тропе по грязи свежие следы медведя, который, оказывается, выслеживал нас чуть не от самой рубки, а потом ушел в сторону. С каким желанием мы ожидали на лабазе дорогого гостя и чего-чего только не передумали за шестичасовую светлую апрельскую ночь, но медведь, походив вдали кругом нас и вырвав на наших следах гнилой пень, к падали опять-таки же не подошел. На третью ночь остаться мне не дозволяла деловая поездка, и потому, жалея трудов и падали, я решил насторожить у падали ружье, для чего отрезал свободный конец бечевки у лабаза и, привязав ее к прикрепленному у стенки сруба с поднятым курком ружью, другой конец протянул около падали к противоположной стене. Около куркового спуска вбил в дерево гвоздь, которым должно было нажать спуск, когда медведь, задев грудью бечевку, натянет к себе ружье. Чтобы медведь не заметил ружья, я прикрыл его березовой корой и еловыми ветками.
После трехдневной поездки пришли мы к падали, и ружье оказалось разряженным. Медведь на месте не упал, а, повернувшись от падали и отскочив сажени две, вырвал с корнями небольшие березку и елку, оставив около них много крови, а затем, ломая и вырывая все на пути, убежал сажень сорок до неглубокой ямы, где и упал. Зверь оказался очень крупных размеров; настороженная винтовка была с разрывной пулей.
10 мая близ той же падали, возвращаясь в последний раз с глухариного тока, мы увидели другого медведя, который неожиданно с фырканьем бросился на нас, но потом так быстро убежал в лес, что, растерявшись, мы не успели и выстрелить. Бросился медведь на нас от оторванной им части падали, а потом оказалось, что он куда-то утащил и спрятанный нами под свалившимся деревом череп от первого медведя. Не располагая более свободным временем, я опять насторожил у падали ружье и поручил посматривать своему товарищу, который дня через два нашел ружье разряженным, а около падали земля была взрыта, и на ней много крови. Пройдя сажень пятьдесят лесом, товарищ местами видел лежки с вытекшей из медведя кровью, но выследить его не мог, так как медведь пошел пропастными местами. Вероятно, зверь где-либо свалился в глубокую яму, которыми наша местность изобилует.
Не мало уходило у меня медведей раненых,— в особенности по лесной р. Полте, где охочусь я весною ежегодно.
Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Защита от спама: