Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Что утратили и что хотели бы приобрести

Ю. ТУНДЫКОВ
С интересом прочел статью И. Алехина «ТОЗ-34: уход, эксплуатация, ремонт» («Охота и охотничье хозяйство», 2006, № 2) и статью В. Гурова «Забытая классика» (там же). Но представленные в них оценки ружей ТОЗ-34 (И. Алехин) и ИЖ-54 (В. Гуров) не вполне совпадают с теми, которых придерживаюсь я. Вот почему хотел бы высказать свою точку зрения по этому вопросу.
Конечно, ружья, о которых идет речь, неплохие. Я, к примеру, до сих пор переживаю пропажу три года назад принадлежавшего мне штучного ТОЗ-34 (ружье было похищено при банальных обстоятельствах: возвращаясь с охоты, усталый, на минуту прикорнул в электричке). Оно отличалось прекрасным боем, хорошим балансом при сравнительно небольшом весе. И все-таки к моменту утраты я не испытывал прежнего благоговейного отношения к этому ружью. Достаточно сказать, что боевые пружины у него ломались трижды. И это при не очень интенсивной эксплуатации (охочусь в основном с ИЖ-26). Игорь Алехин предлагает иметь при себе на охоте запасные пружины и инструменты, необходимые для их замены. Но разве это нормально? И где, спрашивается, доставать пружины? В продажу они поступают нерегулярно и не повсеместно. Помнится, после первого случая с поломкой пружины (лет 15 назад) я буквально извелся в поисках этой детали, пока меня не познакомили с человеком, у которого имелись в избытке разнообразные запчасти к ТОЗ. Оказалось, что он специально ездил за ними в Тулу (его туда «командировали» друзья охотники).
Понимаю, что И. Алехин, обладающий, по всем признакам, навыками слесаря, способен «сработать» пружину сам. Но таких умельцев среди охотников немного, а оружейные мастерские имеются далеко не в каждом даже крупном городе (кстати, деятельность по ремонту оружия относится ныне к числу лицензируемых).
При появлении у ТОЗ-34 продольных трещин в шейке ложи охотники, как правило, исправляют этот дефект сами, но по понятным (см. выше) причинам делают это не столь профессионально, как И.Алехин. Обычно шейка укрепляется намоткой полиэтиленовой изоленты, и лишь в более редких случаях в качестве крепежного материала используется болтик с гайкой, что уже ближе к тому, что рекомендует автор (так, в частности, решил проблему я).
Чтобы ложа ТОЗ-34 не отдавала в щеку при выстреле, И. Алехин советует не увлекаться сильными патронами: 2,1 г пороха «Сокол» и 32 г дроби — вот, с его точки зрения, оптимальный вариант патрона. Мне же при решении той же задачи пришлось уменьшить вес дроби еще на грамм. А один знакомый охотник жаловался, что его ТОЗ-34 (тоже — штучное) «ведет себя мирно» лишь при условии, если заряд «Сокола» не превышает 2 г. Куда это годится? Считаю, что любое ружье 12 калибра должно нормально «принимать» 2.2    г «Сокола» (при верхней норме 2.3    г) и 32 г дроби, иначе владелец ружья просто не сможет пользоваться фабричными патронами (их употребляет сегодня не меньше половины охотников).
Отмечая достоинства ТОЗ-34, И. Алехин недоговаривает. Да, действительно, отделить стволы от ложи с колодкой (и, соответственно, соединить то и другое) у этой модели можно даже быстрее, чем у модели с отстегивающимся цевьем. Но при разборке ружья для чистки (что положено делать после каждой охоты) деревянные щечки цевья приходится отделять от стволов, вывинчивая скрепляющие их винты. А это уже не вполне нормально: согласитесь, что в любом механизме винто-гаечное скрепление частей и узлов рассчитано на эксклюзивное, а не регулярное и частое разъединение.
Сколько я ни осматривал «работающих» ТОЗ-34, принадлежащих разным владельцам, почти у всех замечал более или менее выраженные дефекты (помимо тех, о которых речь уже была): поврежденные шлицы на винтах, скрепляющих щечки цевья, царапины, вмятины или даже сколы на торцах щечек и, что хуже, наклеп металла на входах в кольцевые пазы колодки и, соответственно, на срезах кольцевых выступов основания стволов. Можно, конечно, морализировать по поводу того, что владельцы не берегут свои ружья, но ведь речь в данном случае идет, фигурально выражаясь, об отношении кавалеров к «кисейным барышням», жеманное поведение которых не доставляет удовольствия окружающим.
Умолчал И. Алехин и еще об одном недостатке ТОЗ-34. Кнопка предохранителя смонтирована на колодке таким образом, что при отводе назад она накрывает выход стяжного винта и может наталкиваться на него при малейшем его выступе над поверхностью колодки (что нередко и происходит при подтягивании винта). Предвижу реакцию: «Чего проще: возьмите напильник и сточите с торца винта излишний металл». Сточить, конечно, можно, но возникает законный вопрос: не слишком ли много условий надо соблюдать, чтобы ТОЗ-34 эксплуатировалось нормально? Получается как в русской сказке про солдата, который варил щи из топора: щи, как известно, состоялись, но лишь при добавке к топору того и этого, пятого, десятого (читай: мяса, капусты, соли и пр.).
Не нравится мне и дизайн ТОЗ-34 (хотя понимаю, что здесь я вступаю в область субъективных предпочтений). Меня смущает угловатость обвода нижней части колодки и прямолинейный, под тупым углом, срез ее торца. Любопытно, что почти одновременно с началом производства ТОЗ-34 появилась угловатость в очертаниях колодки у другой (курковой) тульской модели ТОЗ БМ (ТОЗ-54), а также в обводах корпуса автомобиля «Волга» Горьковского автозавода. Неужели дизайнеры-оружейники и дизайнеры-проектировщики автомобилей попали под влияние строчки из стиха известного поэта: «Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал»? Шучу.
Нет слов, конструкция ТОЗ-34 оригинальна, но оригинальность сама по себе не всегда равнозначна совершенству. На мой взгляд, эта модель не имеет реальных перспектив ввиду слишком большого отклонения от классического типа двуствольного охотничьего ружья. Что касается классики, то она не меняется вот уже более века. И в этом нет ничего удивительного. Приведу такую аналогию. Биологи утверждают, что акула как вид пластинчато-жаберных рыб практически не меняется десятки миллионов лет, настолько ее анатомия и физиология, сформировавшиеся в то умопомрачительно далекое время, идеально соответствовали тогдашним и соответствуют (пока еще) нынешним условиям обитания в Мировом океане.
В отличие от ТОЗ-34, конструкция ИЖ-54 разрабатывалась в русле классической традиции, и все достоинства этой модели, о которых пишет В. Гуров, представляются неоспоримыми, но с оговоркой: эксплуатационная прочность этого ружья оказалась возможной главным образом благодаря большой его массе. Но является ли массивность модели достоинством сама по себе? Очевидно, кто как посмотрит и на какие охоты рассчитывает. По моему мнению, ИЖ-54 мало подходит для длительных ходовых охот. Не вполне естественно также охотиться с ним на гаршнепа, бекаса, дупеля. Речь, конечно, не идет о стрельбе из пушки по воробьям, но все-таки...
А вот с критикой ИЖ-26 согласиться не могу. Автор ошибается, считая, что боевые пружины у этой модели «винтовые цилиндрические», нет, они — пластинчатые двуперые (по крайней мере у принадлежащего мне экземпляра, купленного в 1969 году). Вес ИЖ-26 не превышает 3,2 кг (у моего 3,15 кг), бой ничуть не уступает ни ТОЗ-34, ни ИЖ-54 (проверено, и не раз).
Вот если бы заменить у него штифты наружными винтами, требующими «внимания и аккуратности при их установке» (я процитировал автора), и вернуться к «сложному присоединению ложи к коробке» (как у ИЖ-54) да отнестись более строго к подгонке узлов и деталей, а также к внешней отделке ружья, какая бы отличная получилась модель.
В связи с последним сделаю одно отступление. Будучи не вполне удовлетворенным балансом своего ИЖ-26, я решил улучшить его баланс вставкой в глубь ложи со стороны затылочного среза двух свинцовых стержней весом граммов по 30 каждый. В результате баланс получился точно такой же, как у «Зауэра» 1927 года выпуска, принадлежащего одному моему знакомому. Мы с владельцем «Зауэра» задумались: благодаря чему немецкая модель оказалась столь хорошо сбалансированной (вес ружья 3,05 кг, длина стволов — 76 см)? И пришли к выводу, что в немалой степени благодаря более короткой, чем у ИЖ-26, колодке. Укороченная колодка не прибавляет прочности ружью, но этот потенциальный недостаток компенсировался исключительно высоким качеством исполнения вещи (ружье прекрасно сохранилось). А ведь «Зауэр» не принадлежит к классу особо дорогих ружей (как, например, английские «Перде», «Голланд-Голланд» и др.).
После известных ЧП, случившихся в Российских Вооруженных Силах (имеются в виду крайние проявления неуставных отношений — «дедовщины») в широкий обиход вошло выражение: «Какое общество, такая и армия». Но по той же «кальке» можно утверждать, что производство охотничьего оружия сегодня в России такое же, как и промышленное производство в целом: свертываются высокие и точные технологии, уходят опытные кадры. В одной из популярных телепередач «Момент истины» (ведущий А. Караулов) сообщалось, что процент высококвалифицированных рабочих в нашей промышленности ныне низок, как никогда — меньше 5 (в развитых странах Запада, включая США, а также в Японии — до 40). А ведь охотничье ружье должно собираться людьми с золотыми руками.
Хотелось бы также сказать вот о чем. Во второй половине сороковых годов прошлого века у нас выпускалась модель внутрикуркового двуствольного ружья с полными (подкладными) замками — ИЖ-47. К сожалению, опыт не получил продолжения. Неужели мы сдались и в России никогда не будет производиться ружье подобного типа, наиболее совершенного по классическим меркам (сверхдорогие заказные ружья ЦКИБ не в счет)?

Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Защита от спама: