Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


С карабином "Барс"


И. НЕНАХОВ,

кандидат в мастера спорта

по стендовой стрельбе

 

Как путешественник, я всегда мечтал иметь оружие как можно более универсальное. Судьба забрасывала меня в такие далекие и глухие уголки нашей страны, что приходилось буквально выживать. А выжить можно было только за счет охоты и рыбалки. Так что с ружьем я никогда не расставался.

Бивал я из своего МЦ-8 много всякой дичи; от куропатки до медведя, от нерпы до оленя. И на стенде прекрасно стрелял, как-никак кандидат в мастера спорта. И не знал более удобного, мощного и универсального для себя ружья. Но, конечно, временами без нарезного ствола обходиться было трудно. Сколько ушло от меня прекрасных трофеев по этой причине! Одно время я пытался пользоваться старыми винтовками и карабинами местных аборигенов, но вскоре бросил эту затею, ведь чужое, неухоженное, да еще и толком не пристрелянное оружие приносило только огорчения. А ствол мне был нужен прежде всего пригодный для снайперской стрельбы.

Мечтал я о хорошем комбинированном ружье. Пределом моих ночных грез было желание заказать к моему МЦ-8 еще одну пару стволов: верхний — 20 калибра, нижний — 7,62x54. Но тогда сделать это было просто невозможно. Даже когда я работал на Чукотке охотником-промысловиком, рассчитывать можно было в лучшем случае на ведомственный мосинский карабин.

Шли годы. Жизнь сильно изменилась. Теперь за деньги можно купить все. Но цены на хорошие комбинированные ружья взлетели очень высоко. И, хорошенько поразмыслив, решил я купить карабин «Барс-4». Во-первых, бьет очень точно, во-вторых, используя переходник-патронник, можно стрелять мелкашечными патронами типа «Биатлон» (об этом опубликовано в № 11 за 1996 г.), а в-третьих, основной его патрон — 5,6x39 — теперь относительно дешево стоит и доступен, что тоже очень важно. Но самому мне раньше им пользоваться не приходилось. А достоверных сведений о его возможностях от владельцев этого карабина мне получить не удавалось. Все они говорили на эту тему как-то нехотя и констатировали только две бесспорные вещи: что он сильно рвет шкуру зверя и что канал ствола у него требует очень тщательного ухода, иначе очень быстро изнашивается.

Последнее обстоятельство меня нисколько не пугало, потому как оружие я всегда содержу в идеальном порядке и тщательно чищу сразу после стрельбы. И начались мои хождения по магазинам. Выбирать конкретный ствол пришлось довольно долго; то меня не устраивала кучность стрельбы, которая указывалась в паспорте заводом-изготовителем, то большинство стволов были грязные, подолгу не чищенные (вероятно, со времени контрольного отстрела на заводе) или просто ржавые. Равнодушные продавцы некоторых магазинов даже не потрудились произвести элементарную предпродажную подготовку. Наконец попался подходящий экземпляр, изготовленный недавно, с идеально чистым стволом. Кучность стрельбы по паспорту составляла на 100 м 27 мм. Я же на 100 м уложил пять пуль в кружок диаметром 22 мм. Стрельба велась из положения лежа с мягкого упора. Оптический прицел 4x28 (четырехкратного увеличения).

Карабином я был очень доволен. Стал чаще бывать на стрельбище, на тренировках. Ствол очень берег, старался его не перегревать. После каждых пяти выстрелов приходилось делать перерыв в 10 минут. Израсходовав более 300 патронов на разных дистанциях, я убедился, что далее 200 м стрелять нецелесообразно, так как скорость пули и пробивная способность далее этой дистанции резко падают. На 300 м эта легкая пуля весом 3,5 г пробивает всего около 3 см сосновой древесины. Настильная траектория полета пули тоже ограничивается дистанцией в 200м.

Но вот о том, как «работает» эта пуля по зверю и разным препятствиям, следует поговорить особо, тем более что в литературе таких сведений почти нет.

Человек, впервые стреляющий из «Барса», может быть введен в заблуждение следующим обстоятельством. С виду маленькая полуоболочечная пуля с 50 м пробивает стальной лист толщиной 8 мм и делает в нем дырку диаметром около 10 мм. При этом от железа эффектно летят искры, что хорошо видно в оптический прицел.

И многие люди делают ошибочный вывод: что на этой дистанции, и тем более «накоротке», из «Барса» вполне легко можно уложить и медведя, и лося, и другое крупное животное. Поначалу и я впал в это заблуждение. Для проверки карабина на охоте я сначала отправился на отстрел ворон. Отстрел ворон — прекрасная школа для стрелка, да и дело полезное. И вот тут я убедился, как сильно рвет мясо эта пуля! Причем чем крупнее птица, тем сильнее ее разрывает при попадании точно по телу независимо от дистанции. С 50 или со 100 м раны одинаково большие.

Далее 110 м по воронам мне стрелять не довелось, и я впоследствии стал выцеливать их только в шею или голову. Великолепная точность боя этого карабина вполне позволяла это делать. Так я потом добывал и охотничью дичь. Уток стрелял в голову, а тушки оставались целыми. Однажды на озере я заметил трех крякв. Две из них сплылись на одну линию. Расстояние между ними было меньше одного метра. И я решил подстрелить их одной пулей. Оболочечных пуль у меня, к сожалению, не было. Пришлось, как всегда, стрелять полуоболочкой. Дистанция была около 65 м. Пуля попала первой утке в основание шеи, оторвала ее вместе с зобом и, вероятно, сильно разрушилась сама. Во всяком случае, вторую утку ничем не задело. Ошеломленная, она долго летала над озером. Я долго следил за ее полетом, пока слабый ветерок подгонял подстреленную крякушу к моему берегу.

А однажды мне попался тетерев. С ним я, конечно, погорячился. От волнения поторопился с выстрелом, и пуля с 60 м сильно его разбила. Но все же удалось собрать с него мяса на солдатский котелок охотничьей похлебки.

Все дело в том, что, полагаясь на видимую мощь карабина, еще толком не зная его свойств, я уже сделал ложный вывод о его якобы потрясающей убойной силе.

На деле все выглядит иначе. Обладая На близких дистанциях еще очень высокой скоростью, пуля, попав в тело, сразу дробится и делает обширную поверхностную рану, не доходя, однако, до жизненно важных органов. Поэтому, если пуля не попала сразу в головной мозг или в позвоночник, зверя положить на место не удастся. И тут надо стараться не мешкая добить его последующим выстрелом.

Если бы в пуле кроме свинца был еще и маленький твердый сердечник, то он бы, вероятно, повысил убойность, проникнув глубже в тело зверя.

На дистанциях 120—200 м пуля ведет себя уже иначе. Она не так сильно разрушается при попадании, но пробивную способность сохраняет еще довольно высокую. Поняв это, я впоследствии успешно отстреливал крупных бродячих собак без всяких недоразумений и дистанцию примерно в 150 м принял за оптимальную. Затем я обнаружил, что «полуоболочка» не всегда делает в шкуре большое входное отверстие. Часто, особенно зимой, оно бывает маленьким, как правило, если пуля попала в тело под прямым углом. Но, пробив шкуру, пуля все-таки делает обширную рану в мышцах. По-видимому, на близких дистанциях оболочечная пуля была бы более уместна, так как теоретически она сначала проникает глубоко в тело, а затем уже разрушается. Но испытать эти пули ввиду их дефицита мне пока не удалось.

После всего сказанного следует заметить, что главное — это изучить свойства ружья, которым ты обладаешь. И только правильно используя его, можно добиться прекрасных результатов.

В охоте на крупного зверя «Барс», конечно, нельзя считать серьезным оружием. А вот, к примеру, на северного оленя, как показала практика, охотиться можно весьма успешно ввиду его относительной слабости на рану.

Теперь поговорим о патронах 5,6x39, изготавливаемых Тульским патронным заводом. О том, что гильзы при выстреле часто получают довольно большие продольные трещины, упомянуто в паспорте карабина. Это де не стоит считать браком! Это утверждение оставим на совести тех, кто его писал. Бог с ними. Но как расценивать то, что многие пули в этих патронах имеют сильные задиры, происходящие от того, что дульца гильзы имеют сильные внутренние и внешние заусенцы. При запрессовке пули в патрон заусенец сдирает часть томпака с пули в виде стружки, которая загибается, образуя «султанчик».

В каждой пачке патронов, как правило, находится 4—5 и более штук с таким явным дефектом, который не встречается больше ни у каких патронов, изготавливаемых нашей промышленностью. Кроме того, свинцовые головки часто бывают кособокие, имеют пустоты. Иногда на них можно заметить вдавленные в свинец пороховые зерна.

Вероятно, из-за таких дефектов, вызванных небрежностью при изготовлении, этот патрон игнорируется за рубежом. Во всяком случае, я не встречал упоминания о нем в зарубежных оружейных каталогах, хотя другие наши патроны там представлены. Но при всех упомянутых дефектах патронов карабин «Барс», как ни странно, обладает высокой точностью стрельбы. К тому же у этих патронов все же есть очень важное достижение — их низкая цена! А дефекты приходится устранять самому. Лично я томпаковую стружку удаляю острым кончиком медицинского скальпеля, а кривые свинцовые головки пуль выравниваю постукиванием плоской ручкой того же скальпеля.

И в заключение стоит поговорить о долговечности карабина. Износ ствола стал явно заметен после 500 выстрелов. В переходном конусе стал отваливаться довольно большими участками хром. Это я обнаружил при очередной чистке карабина, заглянув в ствол со стороны патронника. Там дальше, вдоль нарезов, на блестящей очищенной поверхности выделялись черные корявые пятна. При скольжении по ним ершик из бронзовой щетины издавал звук, как будто бы им скребли по напильнику.

Присмотревшись же к дульной части, я обнаружил и там разрушение хромового покрытия в виде точечных сколов, под которыми обнажилась корявая поверхность основного металла ствола. Я был обескуражен. Прочитав в паспорте, что завод-изготовитель гарантирует работоспособность (!) карабина при наработке, не превышающей 6500 выстрелов, я наивно рассчитывал, что ствол без видимых дефектов способен выдержать хотя бы около 3000 выстрелов. Но жизнь показала, что я крепко ошибся. Разрушение ствола началось намного раньше.

Я вдруг вспомнил, что вообще достоверных данных о живучести нарезных стволов, как правило, узнать не удается. Эта тема очень мало освещается в печати. Конечно ясно, что на долговечность ствола влияет то, как владелец будет за ним ухаживать. Но обескураживает другое. Вот так покупаешь дорогой карабин, бережешь его, вовремя чистишь — и вдруг обнаруживаешь, что он рассчитан, самое большее, на тысячу выстрелов относительно кучной стрельбы. Но если это так, то производитель должен указать это в паспорте на оружие. А то создается впечатление, что наше оружие рассчитано только на дилетантов, которые очень мало стреляют и зачастую даже не чистят свои стволы.

Теперь я понял, почему охотники-промысловики предпочитают «Барсу» более неприхотливое оружие, например «СКС» и КО-44. Но все же, несмотря ни на что, «Барс» мне очень нравится. Продолжаю успешно с ним охотиться. Оберегая ствол от чрезмерного износа, приходится стрелять, как правило, только малокалиберными патронами типа «Юниор». Мощный родной патрон применяю редко и только по зверю. Точность и кучность стрельбы пока еще довольно высокие.

Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Защита от спама: