Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


Месяц с медвежатами

Первое пробуждение природы после долгого зимнего сна приходится в Красноярье на конец февраля — начало марта. Хотя солнце, несмотря на увеличившуюся продолжительность дня, и не в состоянии существенно изменить общего хода температур, первые сигналы приближающейся весны уже налицо. В полуденные часы на склонах южной экспозиции наблюдается первый притаи на солнце, который и принят фенологами за точку отсчета начала предвесенья.
Месяц с медвежатами
Происходит заметное оживление и в птичьем населении. Нет-нет да и прозвучит весенняя песня большой синицы или ударит по лесу раскатистой дробью дятел, присмотревший для этой цели подходящую сушину. Редкий свист рябчика услышишь и среди зимы, особенно в тихий солнечный день, но в начале марта он воспринимается уже иначе, да и частота исполнений этой, весьма своеобразной, песни заметно возрастает.
Несмотря на все признаки пробуждающейся природы, ландшафт тайги остается зимним. По-прежнему продолжается и нарастание высоты снежного покрова. А то и поземка закрутит снежную купель, сводя на нет все старания солнечных дней. Удивительно, но в это время под снежным покрывалом зарождается новая жизнь. В берлоге, тычась влажными мордочками в брюхо матери, сосут молоко, набираясь силы, медвежата. Они и не ведают, что там, за этим материнским теплом, есть другой мир, противостоять которому не может даже сам хозяин тайги...
Второго марта на кафедру охотничьего ресурсоведения и заповедного дела Красноярского государственного университета передали двух медвежат, объяснив их появление тем, что стало жаль бросать малышей на произвол судьбы. Попали они на кафедру, как и водится в подобных случаях, уже через десятые руки, и не было смысла выяснять, кто же отстрелял в это время медведицу.
Пока старшие товарищи обдумывали, как поступить в подобной ситуации, второкурсник Евгений Хохряков уже раздобыл молочную смесь для детского питания и стал приучать медвежат к соске. По окраске они практически не различались. Самка, которую назвали Дашка, была несколько меньше (2 кг.150 г), но с полностью открытыми глазами. Самец Пашка весил в день своего появления 2 кг 390 г (при длине тела 41 см), а глаза его едва поглядывали на мир через узкие щелочки. Наверное, поэтому, несмотря на несколько больший вес, выглядел он совершенно беспомощным. Казалось бы, внешний облик медведя знаком каждому и вряд ли он сможет еще чем-то удивить. И все же редко кому приходилось видеть месячных медвежат. Буквально за неделю появление медвежат в общежитии студенческого городка стало событием города, а Пашка с Дашкой почти незамедлительно перекочевали в телевизионный эфир.
Первые предложения о переселении медвежат на постоянное местожительство поступили сразу же после показа их по местному телевидению. Одного медвежонка просил егерь для притравки собак, другого хотел забрать зверинец Железногорска. Женя, который уже заметно привязался к своим подопечным, напрочь отказался от этих предложений, аргументируя свое поведение тем, что первый месяц медвежат лучше не разлучать, а там будет видно. Может представиться им более достойная жизнь, чем прутья железной клетки. Спорить как-то не хотелось, тем более что во всем поведении студента ощущались теплота, искренность и отеческая забота о судьбе своих подопечных. А они через две недели уже явно видели в нем своего родителя.
Дашка при его появлении приветливо урчала и непременно лезла «целоваться», норовя лизнуть в щеки и подбородок, а на прогулке, как собачонка, следовала за ним. Спустя некоторое время на медвежонка-самца пришла заявка из Нового Московского цирка, куда он незамедлительно и был отправлен. Предложения на Дашку Женей отметались почти с лета. Естественная привязанность и врожденная доброта человека делали свое дело. Медвежонок требовал постоянного ухода, присмотра: первое кормление по настоянию Дашки начиналось в 5 утра. Так дикий зверь и человек стали неразлучными. В этом, наверное, и кроется одна из величайших загадок души настоящего охотника.
Дашка росла и к началу апреля весила уже более четырех килограммов. К ее 12 зубам прибавилось еще два коренных, что заметно добавило беспокойства как человеку, так и зверю. Следы зубов медвежонка стали оставаться на ножках стола, стульев и других предметах.
Второй день Женька приходит на занятия с потухшими глазами, а в поведении отчетливо проступают накопившаяся усталость и хроническое недосыпание. Руки буквально усеяны ссадинами и покусами. Неохотно он признается, что управлять поведением медвежонка становится все сложнее. Вот тут-то, видимо, и расходятся пути-дорожки человека и дикого зверя, когда в общении можно полагаться лишь на природную интуицию и внутренние ощущения.
Стало очевидным, что дальнейшее содержание медвежонка без соответствующего помещения и специальных знаний обречено на неудачу. И вскоре Дашка была передана в Красноярский цирк.
Скорее всего, этот маленький эпизод на долгие годы останется в памяти будущего охотоведа Евгения Хохрякова и тех ребят-сокурсников, которые выходили этих медвежат и передали их в надежные руки. Не менее важно и то, что на собственном опыте они убедились в сложности и хрупкости окружающего нас мира. А где-то в далекой тайге уже готовятся к своему первому выходу другие медвежата и чертят глухари, перелистывая очередную страницу лесной книги.
Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Защита от спама: