Логин:
Пароль:
 Чужой ПК


По уткам: из шалаша, с подхода, с подъезда, на перелете.


Август. Очередное открытие летне-осеннего охотничьего сезона на уток. Перечень видов, на которые разрешают охоту, гораздо внушительнее весеннего. Здесь дичь болотная и боровая, гуси и голуби, куропатки и перепела, даже медведи и кабаны и, конечно, утки, охоту на которых можно считать самой популярной и массовой.
Утиные охоты очень разнообразны, и это объясняется прежде всего тем, что утки, в зависимости от вида, питаются разными кормами, доступность которых определяется характеристикой водоема, его типом. Наверное, все охотники знают, что так называемые «благородные утки», к которым относятся кряковая, серая, шилохвость, широконоска, свиязь, чирки и некоторые другие, кормятся в большинстве своем на мелководных участках водоемов. За кормом они не ныряют, а собирают его или с поверхности воды, или из-под воды, но с глубины, чуть превышающей длину их шеи.

По уткам: из шалаша, с подхода, с подъезда, на перелете.Из нырковых наиболее известны два вида чернетей, гоголь, красноголовый нырок, крохали. Есть, конечно, и другие, но они гораздо реже попадают охотнику под выстрел. У этих уток характер питания совсем другой. Свой корм они находят на дне водоемов и в толще воды. Это могут быть и водные растения, и беспозвоночные, и рыба. Нырков гораздо чаще можно увидеть на открытых плесах, они обычно менее осторожны в полете и чаще налетают даже на плохо замаскированного охотника.
Соответственно, «благородные утки» — это обитатели мелководных, хорошо прогреваемых участков водоемов и болот. В ранне-осенний и летний периоды они держатся в прибрежной зоне: в бордюре из тростника и рогоза, особенно любят заросли телореза, озерного камыша и хвоща. Позже, когда выводки уже разлетелись и пришла пора собираться в стаи, утки очень часто устраивают коллективные дневки. Это, как правило, места «крепкие» и спокойные. У меня на памяти есть несколько таких мест, и вот характерные примеры. Один раз это было верхнее течение небольшого ручья, подпруженного старой лесовозной дорогой, в результате чего произошло подтопление низинки площадью около 1,5 га. Эта низина с небольшими зеркальцами открытой воды заросла ивняком вперемежку с рогозом, что создало идеальные условия для отдыха уток. Из этого болотца вылетело около полутора сотен кряковых. Еще одна подобная дневка была обнаружена в похожем месте, в болоте, которое служило истоком ручья. Потом совсем рядом находилось овсяное поле, где были устроены засидки на медведя. С наступлением сумерек из куртины рогоза вдруг начали вылетать утки, вперемежку кряквы и чирки, и тут же садиться в овес. По весьма приблизительным подсчетам, их было не меньше 200.
По уткам: из шалаша, с подхода, с подъезда, на перелете.Собственно кормовые пристрастия уток в тот или иной период времени зачастую и определяют способы охоты на них, из которых наиболее известны четыре: из шалаша, с подхода, с подъезда и на перелетах.
Большинство начинающих городских охотников первый опыт стрельбы влет получают на охотах в организованных охотхозяйствах, где чаще всего практикуется единственный способ охоты — из шалаша с чучелами, а иногда и с подсадной, рассчитанный большей частью на стрельбу по сидячей птице. Однако утка, настеганная выстрелами, через два-три дня охоты прекрасно запоминает опасные места, и надеяться на ее присадку может лишь неисправимый оптимист.
Шалаши обычно ставят в местах утиных присад, причем не кормовых, а дневочных. Так как большинство охот начинается с утренней зари, то подлет птиц надо ожидать именно на дневку. Конечно, идеальный вариант, если вечернюю зорю охотник встречает в шалаше, поставленном на месте ночной кормежки, а утреннюю в районе дневки. Но так бывает редко. Тем более что пуганная выстрелами птица часто уходит даже из очень полюбившихся ей мест. Объектами охоты остаются только единичные неосторожные особи, которые иногда могут пролететь в пределах выстрела от шалаша. А стрельбу в таких условиях следует считать сложной, и рассчитывать на хороший результат может только охотник, имеющий достаточные навыки подобной стрельбы. Охота из шалаша держит охотника в постоянном напряжении, разумеется там, где уток достаточно. Прямо скажем, осенью и к подсадной, и к чучелам кряковые подсаживаются редко, это больше характерно для чирков и нырковых уток, но по пролетающим стрелять приходится довольно часто. Чем стоит заняться охотнику в шалаше в первую очередь? На мой взгляд, прежде всего нужно определить зону, в которой можно уверенно стрелять с расчетом на надежное поражение птиц. Затем уже в этой зоне выделить для себя сектора, где стрелять не надо, потому что битая птица будет падать в густые заросли тростника или другой водно-болотной растительности, где найти ее будет практически невозможно.
По уткам: из шалаша, с подхода, с подъезда, на перелете.Утки — птицы быстрого полета, только при взлете они иногда кажутся несколько неуклюжими, особенно чирки, но понаблюдав за идущими на посадку этими же чирками или красноголовыми нырками, когда сначала слышен только свист рассекаемого воздуха, потом видишь бурун посадки и уже затем саму птицу, их можно смело считать лучшими летунами нашей охотничьей орнитофауны.
Самая простая стрельба по утке — это при охоте с подхода на вылетку. Много лет тому назад первую самостоятельную практику охотничьей стрельбы влет я приобрел именно на такой охоте.
Стрелять я начал очень рано, так как самое разнообразное оружие у нас в доме было всегда. А за переход во второй класс с «Похвальной грамотой» мне был подарен малокалиберный Винчестер, правда со снятыми нарезами. Прямо скажем, оружие без претензии на точный выстрел, но зато вполне пригодное для стрельбы влет по консервным банкам, которые мы (отец, брат и я) добивали кувыркающимися пульками до проволочного состояния. В общем, до времени самостоятельной охоты стрелял очень много, но в основном из пулевого оружия — сначала малокалиберного (от пистолетов и револьверов до малокалиберного пулемета) , благо патронов было по потребности, а затем из разного другого. Это были пятидесятые годы, известные своим либеральным отношением к владельцам охотничьего оружия. Но все это была стрельба пулевая, и к реальной охотничьей стрельбе дробью она не имела никакого отношения. Разумеется, я всегда мог попасть в подброшенную банку или деревянную чурку и из дробового ружья, и из винтовки, но, как оказалось, не в утку.
В начале шестидесятых годов, как раз к открытию летней охоты, я со свободными двумя неделями попал на самую границу нынешних Тверской и Смоленской областей южнее города Белого, рассчитывая поохотиться. Так как собаки у меня не было, основными местами охоты я выбрал берега расположенного недалеко Чичатского озера и саму речку Чичатку, неширокой 7—10-метровой лентой текущую в ольховых зарослях через покосы и выгоны местного колхоза. Надеялся я на уток. Надо сказать, что на утиных охотах я бывал и раньше. В основном это были поездки с отцом в Заболотьское охотхозяйство. У него, а впоследствии и у меня, были дружеские отношения с тогдашним директором Петром Михайловичем Пришвиным — сыном замечательного писателя. Я приезжал оттуда с трофеями, в том числе и добытыми влет, но, на мой взгляд, это были большей частью случайные попадания, что и подтвердилось во время охоты на речке Чичатке. У меня с собой был отличный Меркель 203 модели с прекрасным боем, особенно мелкими номерами дроби. Берег озера оказался приволочённым, и подойти близко к кромке воды было нельзя, поэтому утки взлетали из прибрежного тростника на пределе надежного дробового выстрела. Выстрелив раз десять и не взяв ни одной, в состоянии совершенной подавленности, так как не понимал причины промахов, я оставил озеро и решил попытать свое охотничье счастье на речке. Первых трех кряковых, поднимавшихся поочередно не далее 15—20 метров от меня, я опять благополучно промазал, но в этих промахах появился один положительный момент. Если, стреляя безрезультатно на озере, я списывал свою неудачу на вроде бы дальнюю дистанцию вылета уток, то здесь все стало совершенно очевидным. Я торопился с выстрелом и небрежно прицеливался, подсознательно считая, что широкая осыпь дроби сама компенсирует мои ошибки. Но стрельба на охоте не терпит небрежности. Чуть ошибки в прицеливании, чуть в упреждении — и, пожалуйста, промах! Можете полюбоваться на  фото охоты .
В начале охотничьего сезона утки, вспугнутые из прибрежного бордюра, взлетают медленно и вроде бы неохотно. Видимо потому, что взрослые особи недавно закончили линьку, а молодняк только что поднялся на крыло. Взлет у них шумный, и собаку, и охотника они напускают близко, поэтому особенно начинающему охотнику лучше использовать патроны, снаряженные 7 или даже 8 номером дроби. Упреждение минимальное, когда стреляешь на взлете, если же ружье легло в плечо неловко, то есть время на поправку, правда, с соответствующим увеличением упреждения. Охоту на вылетку с подхода можно, пожалуй, считать самой лучшей, как начальный этап практики стрельбы влет. Она хороша еще и тем, что может быть индивидуальной, т. е. охотник один, его не смущает присутствие товарищей или вообще посторонних людей, и он спокойнее анализирует свои ошибки.
Охота на лодке с подъезда очень близка предыдущей. Разница заключается в том, что при этом способе охотник обследует прибрежный растительный бордюр водоема с внешней стороны, и еще ему нужен сопровождающий, который правит лодкой. Можно, конечно, самому и править, и успевать стрелять, однако сложность стрельбы при этом заметно возрастает: во-первых, увеличивается дистанция выстрела, так как нужно бросить весло, схватить ружье, вскинуть его и выстрелить прицельно, а во-вторых, все вышеперечисленные действия нужно сделать быстро, четко, без суеты и с максимальной скоростью. Если в лодке два человека, то характер стрельбы очень близок таковому же при охоте с подхода, только исполнение, естественно, более сложное, потому что охотник находится в лодке и ограничен в свободе действий. Здесь допускаются дальние выстрелы, ведь лодка позволяет быстро подплыть к месту падения птицы и подобрать ее. Для августовской охоты с подъезда при нормальных зарядах оптимален 7 номер дроби для первого выстрела и 6 для второго. Сентябрьские и тем более октябрьские охоты требуют для кряковой и других крупных уток (большой крохаль, турпан и др.) соответственно 5, 4 и даже 3-го номера.
Особое внимание нужно обратить на упреждение и дистанцию стрельбы. Естественно, что это относится к любому способу охоты. Я не буду здесь говорить о конкретных величинах, их приблизительные значения можно посчитать, пользуясь таблицами скоростей полета дроби и движения животных. Но нужно помнить, что какое бы упреждение вы ни выбрали в соответствии с дистанцией стрельбы и скоростью полета птицы, его нужно соблюдать независимо от угла выстрела. Птица, летящая под углом, который делает ее полет ближе к угонному или встречному, имеет больше шансов быть пораженной боковыми дробинами снопа, но его центр нужно все-таки направлять именно в ту точку, где они должны встретиться (центр снопа и птица). И суметь не обмануться кажущейся необходимостью уменьшения упреждения с уменьшением угла между линией полета цели и линией выстрела.
Теперь немного о дистанциях стрельбы. Шанс сделать подранка и безнадежно потерять птицу наиболее велик при стрельбе не в меру, т. е. дальше, чем максимально рекомендованное расстояние для данного номера дроби и вида дичи. С увеличением дистанции стрельбы диаметр дробовой осыпи увеличивается прогрессивно, а зона надежного поражения столь же активно сокращается. Поэтому вероятность зацепить птицу одной—двумя дробинами вполне реальна, но добыть ее как трофей — призрачна. На любой охоте главное — не превышать ту дистанцию стрельбы, на которой обеспечивается надежное поражение дичи.
Основная причина промахов по уткам (не на подъеме) — это неправильная оценка скорости полета и, как следствие, малое упреждение, а результат — обзаживание. Расчеты показывают, что при стрельбе по пролетающей кряковой утке с расстояния 35 метров величина упреждения для центра дробовой особи будет около 2,5 метра.
Практика же стрельбы на охоте показывает, что начинающему охотнику почти невозможно заставить себя вынести точку прицеливания более чем на полтора метра вперед птицы. Для успешной стрельбы нужно постоянно тренировать себя в определении дистанции, скорости полета птицы и в оценке упреждения.
Стрельба на перелетах тоже довольно сложна. Перелетая с места дневок на кормежку и обратно, утки летят обычно одним маршрутом, и если охотников не много и птиц не загоняют беспорядочной стрельбой в заоблачные выси, то вполне реально выбрать место, где утки будут налетать на нормальный выстрел. Трудность стрельбы заключается в том, что летят они быстро и чаще всего в сумерках, т. е. не всегда можно заранее заметить птицу и вовремя изготовиться к выстрелу, правильно оценив расстояние до утки и скорость ее полета. Здесь лучше воздерживаться от дальних выстрелов, а стрелять близко налетающих птиц.
Когда охотнику удается найти пойменные озерки или мелководные заводи, куда прилетают утки на ночную кормежку, то, встав на маршруте подлета к этим водоемам, можно удачно пострелять, несмотря на то что утки появляются обычно уже в густых сумерках. Недалеко от присады они летят медленно и низко, появляясь над охотником зачастую всего в 10—15 метрах. Для такой стрельбы даже поздней осенью лучше брать патроны с мелкой дробью №№ 6, 7 и даже 8.
По уткам: из шалаша, с подхода, с подъезда, на перелете.Отдельно стоит остановиться на стрельбе некоторых нырковых уток на воде. Многим приходилось быть свидетелем такой сиутации, когда чернеть или какой-нибудь луток успевают нырнуть за доли секунды до того, как будут осыпаны дробью. Через 15—20 секунд они снова появляются на поверхности воды, и все повторяется с одинаковым результатом. Основные причины неудачной стрельбы, на мой взгляд, следующие. Все знают, что у нырковых уток над поверхностью воды находится меньшая часть тушки и они представляют собой очень маленькую цель. Расстояние на воде обычно кажется меньшим, чем есть на самом деле, и принять пятидесятиметровую дистанцию за нормальную ничего не стоит. Чернети, луток и некоторые другие нырковые во время осенних перелетов часто держатся на открытых плесах довольно далеко от берега. Подплывающую лодку стайки уток редко подпускают ближе 70 метров, к одиночкам можно приблизиться и на 50, но это предельная дистанция для стрельбы даже в нормальных условиях. Охотник находится в лодке совсем не высоко над водой, да старается еще пригнуться, чтобы быть менее заметным и подплыть ближе. Вот и получается, что дробь летит низко над водой и ей нужно поразить очень узкую, чуть выступающую над поверхностью воды спинку птицы. А на 50 метров дробь даже из кучно бьющего ружья чаще всего обнесет такую цель. Как уже говорилось, эти утки очень часто успевают нырнуть. Это не случайность, и в этом нет ничего удивительного. Общеизвестно, что звук распространяется в воздушной среде со скоростью около 330 м/с и расстояние 50 метров пройдет примерно за 0,15 сек, а дроби № 4 среднего патрона потребуется 0,20 сек, чтобы преодолеть то же расстояние. А реакция у птиц хорошая. Поэтому выстрелы по ныркам с лодок редко бывают результативными и охотиться на них лучше из шалашей, построенных на больших плесах, и с большим количеством чучел. Всем — счастливой охоты!
Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Защита от спама: